Суды в Салеме

Лори Кэбот «Сила Ведьм»

Суды в Салеме

В моем городе никто не был сожжен на костре. В моем городе ведьм вешали или раздавливали тяжелыми камнями, где было казнено двадцать человек и эта цифра казалась небольшой в сравнении с миллионами жертв в Эпоху Костров, но соотношение количества казненных, закпюченных в тюрьму и обвиненных в колдовстве, хотя и не арестованных, с общим числом населения этой мало заселенной местности было впечатляющим.

Имела место следующая история. Ее жертвами стали люди из всех слоев общества: законник, окончивший Гарвард и владевший большим домом в Англии; самый богатый в Салеме судовладелец; Джон Альден и Присцилла — легендарная любовная пара плимутской колонии; даже жена губернатора Колонии икто не мог чувствовать себя в безопасности.

Это началось в кухне святого отца Париса, где Титуба с Барбадоса, развлекала дочь святого отца и ее подружек в холодные зимние месяцы 1691 г. Девушки распалили Титубу, которая умела предсказывать будущее, о их мужьях, что вполне естественно для девушек.

Со временем у девушек стали приключаться то припадки, то приступы отчаянной меланхолии, то видения, они стали принимать странные позы и делать странные жесты. Несколько десятилетий спустя такое же точно поведение некоторых людей в Норсэмптоне, штат Массачусетс, дало отцу Джонатану Эдварсу повод заявить, что здесь имеет место так называемое «духовное ускорение», которое представляет собой периоды «Великого Пробуждения» в истории Американского союзного возрождения.

В Салеме же это поведение отцы объяснили кознями дьявола. Слушания продолжались в течение нескольких месяцев, в ходе которых вышеупомятые девушки, а также другие подростки, у которых проявились те же симптомы (это стало своего рода юношеским феноменом) обвинили в своих страданиях взрослых членов общины.

У них были видения, в которых уважаемые люди города вполне недвусмысленно вступали в контакт с дьяволом. Когда зима сменилась весной и начались естественные для этого времени природные катаклизмы, вина за это была возложена на дьявола, действующего через некоторых членов общины. Тогдашняя теория гласила, что дьявол может действовать только с помощью какого-нибудь человека. Кого-то, кто заключил с дьяволом пакт. Кто-то, кто был «ведьмой».

Прозвучали обвинения, были проведены аресты, допросы, и к весне тюрьмы были уже переполнены. Потом началась настоящая эпидемия. «Ведьм» обнаружили в Беверли, Топсфильде, Эндовере, Ипсвиче, Линне и практически в каждом городе графства Эссекс. В Эндовере арестованных было даже больше, чем в Салеме. Бостонские власти послали своих представителей для ведения судебных заседаний.

Суд начал работу в июне, и Бриджит Бишоп, просидевшая в тюрьме с апреля, была повешена. События разворачивались быстро. В июле были повешены Ребекка Нурс, Сара Гуд, Элизабет Хау, Сара Вайлд и Сюзанна Мартин. В августе суд признал виновным Джона Вилларда, Джона и Элизабет Проктор, Джорджа Джекоба, Марту Карье и святого отца Джорджа Бэрроу. Все были казнены, за исключением Элизабет Проктор.

Она была беременна и казнь отложили до рождения ребенка. В сентябре суд отправил на виселицу Марту Гори, Элис Паркер, Энн Пьюдеатор, Мэри Эсти, Маргарет Скотт, Мэри Паркер, Вильмот Рид и Самюэля Вордвелла. Супруг Марты Кори, Гил, был задавлен насмерть грузом камней. К концу этого мрачного лета еще сто человек ожидало суда, а нескольким сотням были предъявлены обвинения.

В конце концов, здравомыслие восторжествовало. Инкриз Мазер проповедовал в Кэмбридже, что обвинение в колдовстве основано на очень шатких доводах, к которым прежде всего относится представление о том, что дьявол способен вселяться в кого-нибудь из членов общины. По мнению Мазера, дьявол действительно мог вселиться в женщину или мужчину, но это не являлось доказательством того, что данное лицо изначально заключило пакт с дьяволом.

Разве дьявол не мог вселяться в совершенно невинных людей? Некоторые люди начали склоняться к такому выводу. В конце концов, Инкриз Мазер заявил, что истребление одной ведьмы не стоит того, чтобы вместе с ней погибло десять невинных людей. К его аргументам прислушались и вскоре «охота на ведьм» была прекращена.

Однако до сих пор никто не дал ответа на вопрос: были ли двадцать казненных и сотни осужденных на самом деле ведьмами? История оставила мало сведений на этот счет. Я уверена, что некоторые иди многие из них, подобно своим европейским собратьям, сохранили определенную связь со Старой Религией — занимались изучением трав, приготовлением особых отваров, прорицательством и народной медициной.

Некоторые из них могли даже отмечать старые праздники. Нам известно, что поселенцы в Мерримаунте, штат Массачусетс, еще в начале этого века каждый год устанавливали «майское дерево». Но нет никаких доказательств того, что они были истинными поклонниками Богини. Конечно, среди их предков должны были быть ведьмы, но сами они не обязательно должны были быть ведьмами, в том смысле, какой я вкладываю в это слово.

Вероятно, многие из них были набожными христианами. Тем не менее, я полагаю, что мы можем считать их ведьмами. Нет никаких сомнений в том, что они умерли за нашу свободу. Они отказывались признать себя виновными в совершении преступлений. (Интересно, что ни один человек, признавший себя виновным в колдовстве, не был повешен.

Они поклялись и были снова приняты в общество. Нам остается только спросить, были ли те, кто признал свою вину, в самом деле ведьмами, или они признались, чтобы спасти свою жизнь. Ответа на этот вопрос история уже не даст).

Если жертвы «охоты за ведьмами» в Салеме и соседних городах не были ведьмами, то тогда расположенный неподалеку от моего дома «Музей Ведьм» посвящен совсем не колдовству, и тысячи ежегодно посещающих его людей получают неверные сведения о нас и нашей профессии.

Годами ведьмы Салема заявляли свои протесты руководству Музея и, в конце концов добились того, что туристов информируют об этом факте. Посещая Музей, люди узнают не о религии Богини, а о том, что может произойти в христианской общине, которая поддалась иррациональному страху перед дьяволом и спроецировала этот образ зла на своих собственных членов.

В восемнадцатом веке прогрессивные люди стали все более скептически относиться к ведьмовству. Пропитанные рационализмом Просвещения, люди пришли к выводу, что магия является лишь фокусами, а те, кто ее практикуют, занимаются самообманом и обманом других.

Люди новой эпохи скептически относились к религии вообще, а потому проявляли меньше рвения в преследовании неверующих. Ушла в прошлое ярость, питавшая «охоту за ведьмами». В 1712 г в Англии был приведен в исполнение последний смертный приговор ведьме, хотя антиколдовские законы сохранились в уголовном кодексе страны вплоть до начала двадцатого века.

В Шотландии последняя казнь состоялась в 1727 г., а соответствующие законы были отменены в 1736. Конечно, и в Европе, и в Америке периодически происходили суды и казни. В Венгрии, например, в 1928 г. суд оправдал семью, забившую насмерть пожилую женщину, на том основании, что женщина была ведьмой.

Были соответствующие законы или их не было, проводили светские и церковные власти соответствующую политику или не проводили, но люди продолжали преследовать ведьм и зачастую причиняли им значительный физический ущерб.

Однажды, один фотограф попросил меня сфотографироваться у надгробного камня судьи Хэзорна, — одного из тех, кто в семнадцатом веке преследовал ведьм в Салеме и окрестных городах. Я согласилась и теперь каждый раз, когда я смотрю на эту фотографию, я говорю судье Хэзорну и его приспешникам: «Мы выжили. Мы все еще здесь».

Взято с сайта © Электронная библиотека RoyalLib

ВНИМАНИЕ: ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ!
Содержимое страницы защищено авторскими правами. Любое копирование, частичное или полное воспроизведение текста страницы возможно только при указании автора © Лиза Чёрная

.

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.

Войти в личный кабинет
Вводный урок
Рубрики
Баннеры
Это интересно
Inverted Tree
Мои читатели


free counters
error: Content is protected !!