Азбука символа

Азбука символа

Лекция Олега Телемского

Мир не таков, каким он кажется. Это утверждение стало настолько привычным, что мы уже не замечаем его, плотно вписав в повседневную реальность. Наша главная беда в том, что мы живем в эпоху, когда слово фактически потеряло свою взрывную энергию и смысл, выродившись в ярлыки и лозунги. Символы превратились в знаки, архетипы – в комплексы. Впрочем, и эти слова уже сказаны и сыграны. Я тоже рискую оказаться в той части вашей реальности, которая вам хорошо известна и привычна.

После этих слов, подчиняясь закону смыслов, мне следовало бы порассуждать о вселенской иллюзии, блокбастере «Матрица» и, наконец, вспомнить пещеру Платона и посокрушаться относительно окончательной потери богами, то есть нами, своей духовной родины. Все это было бы полностью справедливо, но при этом банально, поскольку эти рассуждения безнадежно выдохлись. Вино истины скисло в уксус банальности, и то, что девяносто процентов людей желают до бесконечности повторять для себя то, что уже известно, не может заставить исследователя пойти у них на поводу.

Можно выбрать другой путь и попытаться создать новый концепт из ничего. Разом дать новые имена энергии, информации, полю, ритуалам, прочно создавая видимость новизны. Сколь бы ни был этот метод избит, у его адептов всегда найдутся верные овцы, готовые идти за пастухом, который играет старый ритм на новой дудочке. Есть ли в этом смысл? Едва ли. Например, понятие психической энергии имеет десятки названий, и представители разных школ считают друг друга еретиками из-за использования других имен. Арлеа, оргон, либидо, психическая энергия, мана, прана, ци – вот те имена, которые можно припомнить навскидку и которые несут в себе один и тот же смысл. Понять, что под этими словами подразумевается одна данность – непростая задача для начинающего и многие ли самостоятельно ее благополучно решили?

А можно пойти по третьему пути. Этот путь в наше время наименее популярен, и, тем не менее, именно здесь мы можем найти самые подлинные сокровища и обрести реальность, а не имитацию. Всего-то нужно обратиться к уже существующей школе, где есть все необходимое, и попытаться рассказать о ней теми словами, которые могут быть поняты. А затем, используя весь богатейший инструментарий традиции, будь то медитации, ритуалы, йога, тантрический секс, рвануть за пределы в пропасть горы. Правда мне придется огорчить желающих получить все здесь и сейчас: в отличие от «Матрицы», чтобы создать в себе красную таблетку, нужен не один шаг, а много лет интенсивной практики, размышления и действий.

Вернемся к началу. Если мир не то, чем он кажется, то что он есть? Матрица? Майя? Иллюзия? Тело Бога? Отторгнутый от Бога кусок свинца? Что вы чувствуете, читая каждое из этих определений? Какого Бога? Что такое Бог? Что значит матрица? Майя – это мать Будды? Как легко представителям одного народа договориться называть кошку кошкой, но как сложно подразумевать одно и тоже под понятием, относящимся к миру психического и тем более психоидного плана! Вы думаете, люди говорят об одном и том же? Как бы не так! – попробуйте коллекционировать те концепции и чувства, которые стоят у разных людей под словом «бог», и вы соберете очень богатую коллекцию.

Как только мы вступаем в эту область, почва уходит у нас из-под ног и в глазах начинают танцевать пляшущие огоньки.

Как найти точку опоры, которая поможет не только удержаться на ногах при столкновении с иным, но и определенным образом создать систему классификации, позволяющую обсуждать то, о чем мы говорим? Ведь именно столкновение периферии – обычного, дневного бытия, с центром, иным, нагуалем, сакральным, божественным, нуминозным разрушает все существующие концепции. Здесь и начинается опасность «потери осознанности», и мы сталкиваемся с жуткой духовной эклектикой, которая свойственна современному нью-эйджу. Махатмы Тибета, тайный орден, который якобы наставляет всех мудрецов, борьба Христа и Сатаны, гиперборея, Атлантида, психотронные воздействия и торсионные поля, инопланетяне с плеяд, призраки, вызываемые на тарелке, и идея реинкарнации (забавный факт: мне не раз приходилось встречать людей, которые одновременно принимают идею реинкарнации и практикуют спиритизм) – словом, все смешалось в бурном танце необузданной фантазии представителей современного псевдооккультного потока.

Невозможно принимать всерьез весь этот хаос смыслов, идей, образов. С другой стороны, за каждой из этих идей стоит истина, которая была неправильно понята или сознательно искажена. Потому, чтобы не утонуть, нам необходима четкая, логичная, последовательная, проверяемая эмпирически классификационная система. При этом классификационная система должна иметь в себе практическую базу, воспользовавшись которой можно достичь эволюции и трансформироваться в высшее, иное, нежели человек, существо (цель, которая была известна издревле, но впервые во всеуслышание превозглашена Ницше).

Десятки школ претендуют на соответствие этим требованиям, но на поверку являют собой собрание сентиментальных неудачников, бегающих по кругу от своего невроза, иногда останавливаясь, смотря в небо и произнося пафосные до блевотины, давно заученные фразы о возвышенном. К счастью, таковы не все, и существует очень небольшое количество действительно серьезных школ, к одной из которых я и принадлежу.

Высказанным требованиям всецело соответствует традиция Телемы, разработанная Алистером Кроули. По мере ознакомления с этой традицией вы сможете сделать собственные выводы, насколько она близка именно вам.

Кроули отличался от большинства современных ему эзотериков тем, что терпеть не мог пустого фантазирования и требовал экспериментальной основы для любого тезиса. Он ставил эксперименты (многие из которых шокировали его современников) и вел статистику, как настоящий ученый. Он подвергал анализу самые очевидные постулаты и допускал как возможность самые невероятные.

Практикуя по методу Кроули, телемит ведет магический дневник, в который заносит все свои прозрения, события, эксперименты и их результаты, стараясь не упускать даже самые, на первый взгляд, малозначительные вещи. Как видите, преимуществом Телемы является то, что Кроули говорит с последователями на языке логики, а не этики или эмоций.

Нам все-таки придется ответить на вопрос, что есть мир, если он не то, чем кажется? У гностиков был на это прекрасный ответ – слово-смысл. Обычное слово, как известно, состоит из букв, а слово-мир – из букв-символов. А все, что мы видим, является лишь производным некоего сакрального слова-смысла-символа.

То есть, вселенная — это не косная мертвая материя, а реальность танцующих смыслов, тесно связанных между собой, а если глубже, то составляющих особое единство. Разумеется, подобное утверждение, разрывающее все привычные контексты, нуждается как и в обоснованиях, так и в доказательствах на примерах.

Впервые я понял, что мир не таков, каким кажется, когда обнаружил, что окружающая меня реальность отзывается на мои мысли и сны. Кажется, материалистическая психиатрия называет это «неврозом веры во всемогущество мысли». Я бы поверил материалистам, если бы не имел многочисленных фактов, ясно свидетельствующих в пользу оккультной, а не материалистической гипотезы.

Однажды, без какой-либо причины, я увидел во сне своего старого знакомого Сергея. Само по себе это уже показалось мне любопытным, ибо он никогда не был для меня эмоционально значимым – ни в позитивном, ни в негативном смысле. Так вот, мне снилось, что этот самый Сергей познакомил меня с новой компанией, которая представляла собой откровенных хулиганов. И во сне, наслаждаясь хаосом в чьём-то доме, я очень боялся, что в этой компании появится некий Андрей, и они узнают о моём прошлом.

Юмор в том, что буквально через неделю сон сбылся почти до буквы. Через три дня Сергей позвонил мне и пригласил в одну компанию, в точности соответствующую сну, а через месяц в этой компании появился Андрей, который изрядно испортил мне жизнь в дальнейшем.

Совпадение? Если бы это был единственный пример, я бы охотно поверил, что это так. Но подобных «случайностей» у меня более чем достаточно. Были периоды, когда «антинаучная» телепатия становилась столь привычным явлением, что компания, с которой я общаюсь, уже переставала обращать на это внимание, а магические действия вели к быстрому и убедительному результату там, где, на первый взгляд, результат казался недостижимым.

Причем это было не простое достижением цели, а имело в себе, так сказать, «особую улыбку». Одна знакомая девушка, весьма сильный Маг, делала ритуал, дабы привлечь деньги, которых ей очень недоставало. На сигиле было нарисовано святое число 93. В тот же день последовал результат — знакомый (не имеющий понятия о Телеме) передал ей эти деньги, попросив часть из них положить на его счет, где паролем было как раз число 93. Или еще один эпизод: во время репетиции ритуала, когда была произнесена фраза, обращенная к Зевсу-Посейдону, «отверзни воды громокипящего моря», в квартире лопнули трубы. Яркий пример смысловой игры иного – один из многих, на который маги и внимания-то особого не обращают.

Постепенно приходишь к тому, что перестаешь удивляться подобным феноменам, которые для обычного человека являются чудесами. Более удивительным и неприятно удивительным становится то, когда таких чудес долго не происходит, что может указывать на «утрату благодати».

«Первого апреля 1949 г., утром, я занёс в свой блокнот надпись, содержащую образ получеловека-полурыбы. На завтрак мне подали рыбу. В разговоре кто-то упомянул об обычае делать из кого-то «апрельскую рыбу». Днём одна из моих бывших пациенток, которую я не видел несколько месяцев, показала мне несколько впечатляющих картин с изображением рыб. Вечером мне продемонстрировали кусок гобелена с морским чудовищем и рыбами.

На следующее утро я встретил свою бывшую пациентку, которая была у меня на приёме десять лет назад. Этой ночью ей приснилась рыба. Несколько месяцев спустя, когда я включил этот случай в одну из своих работ и как раз закончил его описание, я вышел из дому к озеру, на то место, где уже несколько раз побывал в течение этого утра. В этот раз я обнаружил на волномере рыбу длинной тридцать сантиметров. Поскольку поблизости никого не было, то я не мог представить, как она могла туда попасть». (К. Г. Юнг «О синхронистичности»).

Если бы подобный поток синхроний стал происходить с вами, вы наверняка бы сочли это занятным, но представьте, что до этого вы в течение года изучаете образ Иисуса как рыбы, и тут вся реальность обрушивает на вас этот образ. Не правда ли впечатляет?

Рыба = Иисус. В самом деле, аналогий очень много: первые ученики – рыбаки, Иисус накормил толпу двумя рыбами, в момент предполагаемого рождения Христа земля вошла по эклептике в созвездие Рыб. В этом смысле мы можем говорить о символическом поле образа рыбы.

Какой еще гипотезой можно объяснить подобную удивительную игру смыслов? Все, что может возразить на это материалист – этого не может быть, потому что не может быть никогда. Но какое отношение вера имеет к науке?

Какая иная гипотеза, кроме как гипотеза слова может объяснить это обыгрывание символа вовне в жизни человека? Некоторые экстрасенсы используют понятие «информационного поля», подразумевая некую отдельную от материального субстанцию, находящуюся вокруг земли и хранящую информацию обо всем когда-либо произошедшем. Получив к ней доступ, можно восстановить любое событие и любой образ прошлого, настоящего и будущего. Эта гипотеза прекрасно объясняет такие феномены, как ясновидение, телепатия или вещие сны. Но даже она не объясняет феномен синхронистичности!

Из информационного поля вокруг нас можно получить любую информацию. Но если танец смыслов разыгрывается напрямую в материи, значит, сама материя – продукт этого танца, тепло от огня, каким бы невероятным это ни казалось. Символ, смысл, не производное, а источник! Только взяв эту гипотезу как основную и допустив, что смысловым полем является все, нас окружающее, а не некая чисто духовная информационная субстанция, мы сможем эффективно работать с символами.

Следующее, что следует понять, это идею околосимвольного семантического пространства или просто поле значений. Когда меня просят объяснить, что значит поле значений, я прошу вспомнить некоторые эпитеты, которые у вас приходят в голову при слове собака. Мы можем сказать «злой, как собака», «преданный, как собака» или «как бешеная собака», но никому не придет в голову сказать «сексуальный, как собака». Мы видим, что качества преданности, злости и бешенства при своей несхожести и разной этической оценке относятся к семантическому полю понятия «собака», а вот сексуальность к этому полю не относится. Сексуальность мы отнесем скорее к символу кошки, к которой в свою очередь соотносится еще ряд возможно противоречивых символьных категорий. Тем не менее, известное семантическое поле символа – лишь верхушка айсберга. Чтобы вскрыть символ во всей его полноте, необходимо обратиться к мифологиям разных народов и культур.

Итак, семантические поля – это тот набор значений и смыслов, часто абстрактный по отношению к предмету, которые объективно-субъективно существуют вокруг символа. Это значение может не иметь отношения к объекту, но скорее к символу, в психической вселенной связанному с этим объектом. Например, медведь как символ может быть связан с косолапостью и неуклюжестью, тогда как реальное животное-медведь способно догнать лошадь.

Следует сказать, что мы далеко не обязательно знаем все соответствия из разговорного языка. Потому желающему понять околосимвольное поле следует изучать мифологию, религиозные символы, символизм искусства и еще много чего.

Пяти-шести-семи конечные звезды, кресты, круги, ножи и чаши, квадраты и треугольники, свастики, а так же еще множество символов и есть те самые буквы, которыми написана реальность. И чтобы понять законы, по которым она живет, нужно иметь надлежащий ключ и систему анализа этих символов.

Буквы сами по себе нейтральны. С помощью букв может быть написано ругательство, донос, а может, гимн или поэма. И то и другое будет состоять из букв. Вопреки распространенному мнению некоторых «человеческих, слишком человеческих» теософов и прочих морализирующих оккультистов, не существует «злых» и «добрых» символов. Перевернутая пентаграмма для современного человека четко ассоциируется с Сатаной, рогами, тотальной властью похоти, и никакие другие значения оные знать не желают. Но посмотрите на вполне православную и весьма древнюю икону канонического иконописца Андрея Рублева «Преображение господне», где Иисус изображен на фоне черной нисходящей звезды о пяти лучах.

Рублев – сатанист? Не очень-то верится, не правда ли? Просто в этом контексте перевернутая пентаграмма означает не падение, а нисхождение духа в материю. Почувствовали разницу? Вроде бы все одно и тоже, дух спускается в материю, но в одном контексте он «падает», а в другом – «нисходит».

А возьмем другой современный «сатанинский» символ – перевернутый крест. Забавно, что изначально в христианской символике он был всего лишь крестом святого Петра, который, согласно легенде, попросил своих мучителей перевернуть крест, поскольку считал, что недостоин умереть так же, как его Учитель и Бог. Интересно, чтобы сказали сатанисты, если бы узнали истинное значение столь культивируемого ими символа? Вновь символ оказывается с множеством значений.

Вот еще один символ – свастика. С древности – мощный охранительный символ солнечной силы, сознания, воли, целостности личности. Неоднократно замечено, что дети до шести лет часто инстинктивно рисуют свастику, чтобы этим утвердить Я, свое бытие в мире. И вот беда, взял этот символ Гитлер, и получилось, что в сочетании с теми теневыми процессами, которые происходили в бессознательном германской нации накануне прихода Гитлера, этот символ вызвал катастрофу. Но сам-то символ ни в чем не виноват – глупость современных правителей в том, что вместо того, чтобы пропагандой вернуть этому символу изначальное значение, выставив Гитлера, к примеру, как вора, который взял чужой символ, не понимая его глубины, они отождествляют свастику с фашизмом, тем самым делая фашизм привлекательным для определенной категории населения. Русские, празднующие день рождения Гитлера (который хотел уничтожить 80 процентов славян) – это абсурд, не разрешимый никакой логикой. Это становится ясно, если мы предположим особую зачарованность архетипом, которому вот уже пятьдесят лет не могут вернуть его значение, и готовность ради единства с этим архетипом на любые противоречия и абсурды.

Или возьмем шестиконечную звезду. Сейчас любой её знает как Звезду Давида, и действительно, в ветхом завете мы находим множество упоминаний «звезды пламенеющей». Но вот то, что пламенеющая звезда евреев должна быть о шести концах, решили только в середине 19 века на собрании сионистов. А до этого сия звезда была символом магии, причем магии, связанной с планетами.

Еще один интересный пример: в учении Алистера Кроули огромную роль имеет звезда о семи концах – сигила Бабалон, богини сексуального экстаза, восторга, неистовства.

Однажды, когда я оказался в музее Минска, в одной из изб я с удивлением обнаружил звезду о семи концах, сплетенную народными средствами. В её центре была голова козла, точно фаллос в йони. «Что значит эта звезда?» — спросил я у компетентного экскурсовода, и, как оказалось, для белорусских крестьян она была звездой того одного дня в году (кажется, Ивана Купалы), когда все привычные табу отбрасывались и освобождалась страсть в своем наиболее неистовом, оргиастическом аспекте.

Когда я рассказал эту историю одному, весьма образованному в области символики человеку – Александре Савиной, она поделилась и своими знаниями – оказывается, у северных народов есть «день ведьмы», когда в качестве «ведьмы» (которая символизирует неконтролируемые страсти) сжигается полотно с семиконечной звездой. Сексуальность свята в Телеме, но с точки зрения христианства и христианского псевдооккультизма греховна. Акценты разные, символ один.

Или возьмем еще один пример – образ змеи. На востоке – сакральный символ женщины, сексуальности (как мужской, так и женской) и познания, на западе – символ дьявола, греха, искушения. Противоречия? Нисколько, просто разная этическая установка. Восток ориентирован на духовный гнозис, запад (иудео-христианский) – на веру, для востока (имею в виду Индию) эротизм свят, для христиан – грешен. Поэтому один и тот же символ в разных контекстах (то есть в окружении других символов) дает совершенно разные слова и оказывает совершенно разные действия.

Существуют два типа восприятия символов – бинарный и нюансный. Бинарный воспринимает символы как «хорошие или плохие». Так, примитивные люди, спрашивая интерпретацию сна, хотят знать одно – плохой этот сон или хороший. Но как мы могли видеть выше, не бывает только плохих или только хороших символов, каждый символ обладает определенным полем значений. Нюансное восприятие играет с полем значения символа и даже корректирует его значение в соответствии с волей. Так например, появившийся в психики и сновидениях образ жалящей змеи может быть вытеснен в бессознательное, а может быть переосмыслен из змея, как символа смерти, в смысловой контекст Змея Эдема, который дарует знание. И никаких подтасовок: мы ведь не приписываем змее преданность собаки. Вот тут-то и начинается игра в бисер, вот тут-то и начинается магия, вот тут-то и открывается дверь!

Осознав окружающую нас реальность как символический, смысловой код, необходимо сделать следующий шаг – попытаться найти систему, воспользовавшись которой, мы могли бы классифицировать закономерности символического кода. И эту систему мы находим в исследовании Алистера Кроули, подытожившем всю историю оккультизма – в «Книге 777».

Сама история этой книги весьма показательна, ведь изначально это были секретнейшие знания, которые передавали на высших степенях одной из самых секретных магических организаций – Ордене Золотой Зари. Когда Кроули вступил в орден, он счел, что аморально держать эти знания в тайне от человечества, и, существенно доработав их, опубликовал, за что не раз подвергался проклятиям и гонениям от бывших братьев.

Система 777 выводит тридцать два архетипических пути символической вселенной. Сами по себе эти пути непостижимы, точнее, они могут быть постигнуты только опосредованно, через размышление над соответствиями, приведенными в таблицах. Этот концепт глубоко созвучен утверждению Юнга, что архетип можно постичь не сам по себе, ибо он есть лишь безличный принцип, закон, по которому сознание самоорганизует окружающую реальность. Архетипический образ – это «продукт» архетипа, через которую постигается сущность.

Базовыми единицами магического алфавита являются семь светил классической астрологии (Солнце, Луна, Меркурий, Венера, Марс, Юпитер, Сатурн), с каждым из которых связываются определенные качества. Далее следуют четыре стихии, дух, 12 знаков зодиака и десять сфирот классической каббалы, которые во многом пересекаются с планетарными соответствиями. Если посмотреть таблицу, мы можем увидеть, что всего путей не 32, а 34, однако два последних пути считаются взаимосвязанными: стихия огня является одновременно стихией духа, а планета Сатурн тесно пересекается со стихией земли. Анализ этого переплетения мог бы увести нас в частности и детали, доступные тем, кто глубоко продвинулся в этой области и далеко выходит за рамки данного обзора.

На протяжении своей истории человечество связывало определенные психические архетипы (динамический элемент коллективного бессознательного) с небесными светилами. Каждый может сам для себя решить, является ли это всего лишь проекцией, или действительно светила передают соответствующую психическую энергию. В любом случае, ценность этих символических систем огромна. Неважно, смотрим ли мы на них как на источник психического архетипа или как на зеркало, в котором этот архетип отражается, изучение символов, связанных с небесными телами, помогает нам лучше понять и увидеть психику в её целостности.

Еще одним важным моментом системы соответствий являются 10 цифр и 22 буквы, на медитации над которыми выстраивается традиция каббалы. Здесь необходимо пояснение: почему мы обращаемся именно к ивриту, используя его как карту магической реальности.

Нам известно, что слово, речь, на котором говорит данная национальность, является основой, организующей вселенную этой нации. Законы семантики подробно проанализированы в трудах Фердинанда Соссюра, открытия которого выводят филологию на границы с магией.

И здесь я хочу обратить внимание, что еврейский язык в настоящее время является самым древним из живых языков. Мы знаем, что еврейская нация обладает особого рода пассионарностью, позволившей ей выжить в условиях, в которых любая другая нация давно бы ассимилировалась и исчезла. Секрет жизнестойкости евреев в языке, на котором они говорят, или, опять же, эта нация обязана своим выживанием своему языку, который обладает особой силой пассионарности. Не будучи евреями, но изучив иврит и используя его магические формулы, мы получаем гораздо большую власть, чем сами евреи, которые отягощены культурными предрассудками. То, что у правоверного иудея вызывает ужас и трепет, для нас – лишь одна из практических формул.

Но самое особенное значение в этой системе играют карты таро. Начиная с Элиафаса Леви, принято соотносить 22 больших аркана таро с буквами иврита. Буквы и цифры – это слишком абстрактные категории, с которыми легче работать людям с математическим, логическим складом ума. Арканы таро компенсируют эту интеллектуальную сухость, разобраться с которой может только человек, чей разум работает на логико-математической волне. Образы, символы, изображенные на картах таро, стимулируют творческое воображение, апеллируя к творческо-образному мышлению. Арканы таро становятся настоящим мостом между сознательной и бессознательной психикой. 78 карт таро при внимательном рассмотрении оказываются единой картой реальности символа. Потому понимание их символического языка является основой магии как науки. Более того: образы арканов таро Тота Алистера Кроули – это основной набор сакральной иконографии традиции Телемы, и медитация над ними является основой духовной практики для каждого, кто выбирает для себя духовный путь.

В нашем исследовании мира магии мы обратимся к символам этой удивительной системы.

.

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.

Войти в личный кабинет
Вводный урок
Рубрики
Баннеры
Это интересно
Inverted Tree
Мои читатели


free counters
error: Content is protected !!