Глава пятая ЗНАКИ ВРЕМЕНИ

Глава пятая

ЗНАКИ ВРЕМЕНИ

Читателям уже ясно: если Формула десятидневного цикла удовлетворительно функционирует по отношению к обусловленности судьбы датой рождения и индивидуальной психологией, то она, как мы уже писали, применима и в массовой психологии. Если в солнечном году периодические изменения в земном поле влияют на отдельную личность в момент рождения, значит, вполне вероятно, что те же самые изменения играют определенную роль в постоянной перемене настроений и чувств в массовой психологии. Как высказывался д-р Юнг, не только то, что рождено в момент времени, получает свойство этого момента, но и то, что сделано — действия, события, происшествия.

Уже в ранней фазе исследования Формулы десятидневного цикла, когда она еще не приняла окончательный вид, становилось все очевиднее, что общие реакции людей на события про­исходящие в данное время, также обуславливались психологическими значениями текущего цикла, поэтому мы отдельно стали изучать эту проблему. Определенные циклы, как показал анализ, привносят в характер отдельных людей определенные основные тенденции: оптимизм, пессимизм, миролюбие, агрессивность, энергию, апатию, надежду и страх. Есть циклы, приносящие значения постоянной практической настойчивости, а другие — по своей природе нерешительны и непостоянны. Придерживаясь основных тенденций, мы изучали текущие ми­ровые события, насколько это было возможно, и реакцию общества по газетным сообщениям и убедились, что каждое цикличное изменение сопровождалось соответствующим изменением в массовой психологии.

Чтобы полностью провести подобное исследование, необходима целая человеческая жизнь. Объективное изучение событий и случаев почти невозможно, а все это необходимо для успеха в любом статистическом исследовании. Ученый всегда может изучать через микроскоп или другим опытным путем изменения, происходящие с испытуемым материалом, и на этом основании строить заключения с объективной точностью. Но гораздо сложнее оценить перемены, которые происходят в широких всплесках человеческих эмоций как отражения событий. Только робот может быть равнодушным к войнам, революциям или выборам! Поэтому стало необходимым найти поле человеческой активности, которое послужило бы «подопытным кроликом» для изучения изменений в массовой психологии относительно десятидневного цикла. То есть необходимо найти поле, в котором бы сотрудничало множество людей, и такой эффект в изменении психологии людей, который был бы достаточно определен и возможен для регистрации. Интересующие нас данные могли бы быть государственными или общест­венными и настолько достоверными, что не допустили бы и капли сомнения.

К счастью, случилось, что такой «кролик» появился в самый нужный момент. Совершенно случайно, автор этой книги вышла замуж за человека, чьи интересы простирались от изуче­ния экономических принципов и денежного обращения до анализа колебаний акций на Нью-Йоркской бирже. Люди, хорошо знакомые с таким родом деятельности, завороженно при­знаются, что движения рынка — непосредственная реакция на психологические импульсы, а вовсе не следствие неких логичных или просчитанных комбинаций событий или случаев, как часто верят и думают. В сумасшедшем доме Уолл-стрита, у каждого второго своя «биржевая теория», и если Вы поверите какой-либо из них, вы рискуете потерять последнюю рубашку. Все это хорошо известно, и здесь не нужно в том разбираться подробно. Мы только потому упомянули про биржу, что нам удалось выделить движущую ею причину, но биржа не стала бы нашим «кроликом» по изучению свойств времени и десятидневного цикла — мы тогда основали бы совет маклеров или стали бы всемирными советниками для вкладчиков.

Основа совсем другая. Для выполнения такого теста биржа отвечала двум важнейшим условиям. Биржевые цены зависят от движения биржевой психологии — от оптимизма к пессимизму, от надежды к страху, от доверия к панике.

А каждый день газеты публикуют изменения цен в стандартных графиках. Так биржа предлагает нам усовершенствованное мерило актуальных реакций огромного числа людей — отдельных личностей или групп — на циклы массовой психологии. Ежедневно публикуются биржевые данные, и здесь нет опасности дойти до иллюзий или самообмана.

Наше 45-летнее исследование выявило множество интереснейших факторов. Мы принялись изучать биржу в психологическом аспекте и углубились в нечто новое, которое было на­столько революционным, как будто бы мы играли на новом музыкальном инструменте с помощью техники, которую не понимает никто. Уже в начале эксперимента мы убедились, что за время десятидневных циклов, имевших выразительнейшие характеристики пессимизма и оптимизма, при их подъеме или спаде напряжение на бирже достигало кульминации, а смена тенденции шла вместе со сменой цикла. Нами также установлено наличие наибольших биржевых перемен на переломе между двумя циклами. За отдельно обработанный шестилетний период времени три из четырех перемен в тренде случались на переломе циклов в течение 24 часов. Кроме того, что мы установили время актуальных перемен, и что может быть прак­тичнее, чем интерес маклера или вкладчика, так это то, что реакции биржевых торговцев и вкладчиков в каждом случае в самом деле меняются вместе с десятидневным циклом, даже когда по логичным заключениям причин для перемен просто нет.

Ученые-финансисты признаются, что всегда волнуются перед сообщениями о биржевом состоянии. Примеры неожиданных сдвигов в биржевой психологии, которым ни один самый осведомленный комментатор биржи не сможет найти причину, могли бы составить целую книгу.

Огромное большинство неожиданных перемен падает прямо на переломы десятидневных циклов, что подтверждают многочисленные исследования стандартных графиков и просмотр биржевых акций.

Биржа — это мир внутри огромнейшего мира, собственным способом реагирующий на изменения сил в полях солнечного года. Так, от понимания индивидуальной психологии символов Формулы биржа послужила нам толчком к пониманию массовой психологии. В течение этого эксперимента нас многому научили практическая ценность позитивного и негативного выражения цикла, взаимоотношения потенциала с частотой и базовая сила основного знака в каждом цикле. На основе этой работы мы подошли к логичному расширению теории циклов, что дало нам основу для расчета далеко идущих временных циклов, внутри которых можно определить преобладающее настроение в мире, достаточно точно его определить, когда в этом настроении следует ожидать перемен и в каком направлении проследуют эти перемены. Это не предсказания в обычном смысле, когда предвидят грядущие со­бытия. Формула десятидневного цикла занимается только переменами в психологии, ее интересует как же люди переживают то, что случается вокруг них. Необходимо еще провести обстоятельное историческое исследование в этой области, представляющей громадный интерес. В этом смысле исследование длительных временных циклов только начато. Но сегодня уже достаточно сделано для того, чтобы мы ясно увидели поддающийся определению порядок перемен в свойствах времени и то, что Формула десятидневного цикла дает нам исходную точку для расчета и определения перемен.

Применение длительных циклов в изучении перемен в массовой психологии не так однозначно и непосредственно, как рассмотрение отдельной личности в десятидневном цикле. Различие между этими двумя процессами, каким-то образом напоминает разницу между арифметикой и высшей математикой. Автор не утверждает, что овладел количественным аспектом формулы, но убежден в том, что он существует, и в сотрудничестве с другими начал его поиск. И здесь биржа дает нам надежный фундамент, но воздействие далеко идущих перемен в массовой психологии гораздо глубже финансовых и политических явлений и лежит в глубине жизненных инстинктов. Надеюсь, что этот аспект будет описан отдельно, а здесь о нем упоминается только для того, чтобы ответить на вопросы, которые интересуют читателей в связи с более широким применением Формулы десятидневного цикла. Идея о времени, которое имело бы определенное значение или было бы первичной направляющей, в каком-то смысле еще непривычна сегодняшней науке. Но не всегда было так. Как мы уже упоминали, в некоторые периоды высокой цивилизации и культуры теорию о временной обусловленности принимали без всяких сомнений, и это прямая причина той удивительной и педантичной записи в «Книге «Т», в которой содержится описание Таро-карт.

Д-р Юнг, который был известен своими широкими взглядами на такие проблемы, гипотезу о временной причинности назвал «синхронистическим принципом», который описал как «относительную одновременность основных условий, проявляющих себя одновременно в разных местах и способом, который невозможно растолковать обычными параллелизмами» [2].

Такой способ мышления, как заметил д-р Юнг, перестал существовать со времен Гераклита в философской структуре мира и никогда больше нигде не возникал. В руках шарлатанов и предсказателей он получил некие странные и неубедительные облики. Формулу десятидневного цикла, которая представила ясную и однозначную систему Солнечного года в связи с повседневной психологией, не надо отождествлять с сомнительными спекуляциями в среде гадалок и прорицателей. Это сходно с понятием поля или пространственно-временного континуума современной физики, который даже сами физики, как они сами признают, не понимают, но знают, что он существует. Эйнштейн об этом писал так: «В физике появилась новая концепция, наиважнейшее открытие со времен Ньютона: поле. Потребовалась огромнейшая научная выразительность, чтобы только понять, что ни заряды, ни частицы не важны для объяснения физических явлений… но только поле в пространстве между зарядами и частицами. Концепция поля стала наиболее удачной и привела к созданию уравнения Максвелла, описывающего структуру электромагнитного поля и электрические явления также хорошо как и оптические.

Теория относительности проистекает из проблем поля. Противоречивость и непоследовательность старых теорий заставляет нас придавать новые качества пространственно-временному континууму и течению всех событий в нашем физическом мире» [3].

Говорят, что устами младенца глаголит истина. Возможно, на основании изучения движения на бирже, в свете Формулы десятидневного цикла мы получили хоть несколько ответов о научной проблеме пространственно-временного континуума и вечной проблеме, почему люди ведут себя так, как ведут.

Примечания к пятой главе

[1] Вильгельм. Тайна золотого цветка. С комментариями д-ра К. Г. Юнга. Харкурт. Брейс, 1931.

[2] См. там же.

[3] Эйнштейн А. и Инфельд. Эволюция физики. Часть этой книги носит название «Поле и относительность», она очень любопытна в отношении к исследованиям десятидневного цикла и целиком удовлетворит и компенсирует усилия читателя.

Материал взят отсюда.

.

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.

Войти в личный кабинет
Вводный урок
Рубрики
Баннеры
Это интересно
Inverted Tree
Свежие комментарии
Мои читатели


free counters
error: Content is protected !!