Глава четвертая МИР, В КОТОРОМ ЖИВЕМ

Глава четвертая

МИР, В КОТОРОМ ЖИВЕМ

Наука — не просто коллекция закономерностей или каталог разрозненных фактов. Она является порождением человеческого разума, свободно создающего новые идеи и понятия.
/Альберт Эйнштейн/

Возможно, чистая наука начинается там, где кончается здравый смысл.
/Эдвард Катер/

Широкая популяризация науки в последние годы вызвала еще больший интерес к миру, в котором мы живем. Кроме того, удалось связать ученых и обывателей в дружеский союз. В конце концов стало теряться так долго преобладавшее чувство раздвоенности между серостью будней и светом науки, служившее естественным продолжением взгляда средневекового обывателя на алхимию и магию. «Покровы тайны, — по выражению современного математика, — с большей части науки постепенно сбрасываются».

Благодаря доброжелательности современных ученых, обыватель открыл, что современные ученые не заявляют о правах на абсолютное знание. Они не всезнайки. Так же весьма любопытно, что, многими из современных ученых, допускается существование древней или античной науки и вполне достойных славы античных ученых. Современное историческое исследование получило доказательства того, что «отец истории» Диодор был сознательным и педантичным летописцем действительных событий, а не писателем-выдумщиком, как еще недавно считалось. В книге «Математика и воображение» Каснера и Ньюмена, современная математика выражает Архимеду свою признательность за то, что он посеял семена интегрального и дифференциального исчислений. Физики поставили вопрос о возможной зависимости между изменениями, происходящими в «небесных сферах», и изменениями в психическом состоянии огромной массы людей.

Д-р Харлан Трю Стетсон рассуждает именно об этом в своей работе «Солнечные пятна и их влияние на человеческие воззрения». Биологи заново стали рассматривать и даже серьезно изучать древние, а потому и ранее отбрасываемые, положения о возможном влиянии времени рождения человека на его способности и энер­гию. В 1937 году д-р Эллсуорт Хантингтон из Йельского университета опубликовал книгу под названием «Пора рождений». В этой книге он сообщил о своих двадцатилетних исследованиях с позиции обусловленности даты рождения групп людей, а также отдельных лиц их биологии, генетики и евгеники.

Занимаясь общим изучением, д-р Хантингтон уделил больше внимания годовым сезонам, чем кратким периодам внутри года, но в сообщение вошли также статистические данные месячных наблюдений, что еще раз обеспечило проверку формулы десятидневного цикла. Результаты этого исследования очень увлекательны, так как выделяют несколько причин, подтверждающих, что античные ученые, кроме математики и астрономии знали еще и биологию и в своей системе психологии охватывали те самые три грани наук. В язык своих символов, с помощью которого они могли избежать семантических затруднений, они вносили даже пикантные элементы юмора.

В книге «Пора рождений» выделяется один из основных и непреложных фактов, что известных людей рождается в определенную пору больше, чем в другое время года. Самая интен­сивная пора рождения известных людей попадает на январь, февраль и март. А самая высшая кульминация в том периоде приходится на середину февраля. Известных людей родилось в этом периоде больше, чем в каком-либо другом времени года.

Традиционные 12 типов астрологии не проявляют никакой связи с вышеупомянутым явлением. Зодиакальный период внутри «высшей поры» — Козерог, Водолей, и Рыбы. И ни од­ному из них не приписываются ни амбиция, ни блистательность в качестве природных «подарков ко дню рождения». Про Козерогов говорят, что они упорные и практичные труженики, Водолеев — гуманитарии, а Рыб увлекают более духовные, а не материальные ценности.

Между тем Формула десятидневного цикла наглядно показывает непосредственную связь рождения известных людей, «открытую» биологами XX столетия. От первого цикла в январе (Тройка Козерога) до завершения в марте астрономического года психологические направляющие, предлагаемые символами Формулы, известны также как характеристики, представленные в оригинальных описаниях и названиях соответствующих Таро-карт, дающих серию ясных картин, показывающих «рождение людей», способных добиться известности, славы и положения в обществе. Карта, обозначающая в формуле высший цикл известности и славы — Шестерка Водолея, носит название «Заслуженный успех», а названия карт до и после нее выражают тем же способом понимание успеха.

Очевидно, что античные ученые осознавали лучшее время для периода славы. Более того, евгеники Древней Греции и Египта, как и наши современные ученые, пришли к аналогичным заключениям о причинах такого взлета. По книге д-ра Хантингтона, современные ученые верят в лучшую пору для рождения известных личностей, приходящуюся на три первых календарных месяца в году, потому что время для зачатия этих людей приходится на весну. Из-за заведомой жизнеспособности этих зародышей к середине зимы в ее конце появляется более способное и лучшее новорожденное потомство. Символы Зодиака говорят нам, что античные «астрологи» это прекрасно осознавали.

Никто не знает, кто и почему дал названия созвездиям. Вероятно, астрономическая система (какую мы знаем сегодня) впервые была описана в начале весны, 21 марта, в первый день Нового года по Старому календарю, когда Солнце всходило в созвездии Тельца. Вследствие прецессии астрономических равноденствий прохождение созвездий сдвинулось, и теперь Солнце не восходит 21 марта в Тельце. Между тем это не влияет на формулу, так как Телец, как и все остальные созвездия в древнюю пору, был только символом, который в данном случае представлял первый период из 30° в Солнечном году. Имена знаков Зодиака были всего лишь легким и удобным способом, которым древние астрономы-психологи желали обозначить внутригодовые периоды по 30° без какой-либо связи с настоящими созвездиями.

Три первых весенних знака, от 21 марта до 21 июня — Овен, Телец и Близнецы (последние первоначально назывались «Любовники»). В древние времена, как и сегодня, Овен и Телец символизировали сексуальную мужественность, а «Любовники» как символ говорят достаточно сами за себя. Это совершенный пример подвижного и функционального применения сим­волов в научном языке. По всему этому видно, что античные ученые знали и понимали потенциал весны как поры спаривания. Кроме того, что периоды зачатия именуются ими с симво­личным умением и искусством, в записях о десятидневном цикле они утонченно завершили психологические характеристики соответствующих периодов рождения и по ним назвали Таро-карты.

В диаграмме скрывается еще одна корреляция, в которой год рассматривался как серия из четырех пиков [*]. Пик рождения известнейших личностей точно попадает на четвертый пик года и без большого напряжения воображения можно принять четвертый пик за высший аккорд ежегодной симфонии рождений в четырех частях. И статистическое, и элементарное изучение десятидневного цикла безошибочно указывает пик рождений известных людей в этой части года. Известных людей рождается в промежутке от 30 января до 9 февраля больше, чем в каком-либо другом цикле года.

Формула — а такое случается довольно часто — идет на шаг-два дальше биологической статистики. Книга «Пора рождений» оставила в нас неприятное ощущение: раз мы не смогли выбрать для себя день рождения между январем и мартом, то сразу же должны просить выделить для нас хотя бы второстепенные роли. Между тем, Формула десятидневного цикла предоставляет нам всем благоприятные обстоятельства, невзирая на цикл, в котором мы родились, и, кроме того, указывает на существование еще трех «пиков славы», подтвержденных испытаниями. Каждый такой цикл создает свой «пик», исходя из однозначной и логичной причины — потенциал Шесть представляет (или выражает) амбицию. «Шестерочники» такие же люди, которые в самом деле хотят стать известными, и удивительно, что многие из них успевают за свою жизнь добиться желаемого. Это уже подтверждается статистикой, которая удовлетворила бы даже математиков: из 420 выдающихся людей — 80 наделено потенциалом

Шесть, из них 30 родились на четвертом «пике» Солнечного года, т. е. в Шестерке Водолея. Также мы убедились в том, что менее известные люди, рожденные в одном из циклов с по­тенциалом Шесть, наделены определенным типом личного упорства и силы, но свойственным только для них. Ваш опыт общения с друзьями, врагами — с известными Вам людьми докажет Вам в большинстве случаев, что это правда.

Возможно, что единственная причина для применения такой системы в личных коэффициентах, которые античные ученые свели в Формулу десятидневного цикла, состоит в том, что они прежде всего интересовались природой человека, а не атомами, ионами или эргами. Эти люди осознавали также, то что д-р Юнг называл «свойствами времени». Карл Густав Юнг описывал их так: «В самом деле, есть время далекое от всякой абстракции, конкретный континуум, содержащий знаки основных условий, манифестирующих одномоментно и на различных местах способом, который невозможно истолковать привычными аналогиями. Тот факт, когда адекватным способом возможно сконструировать конкретный человеческий характер на основе знания даты его рождения, — подтверждает определенную ценность астрологии.

Но от реальных созвездий рождение никогда не зависело, оно зависит от произвольной, чисто концептуальной системы времени, так как из-за прецессии равноденствия начало весны приходит раньше нулевого градуса Овна. С оглядкой на то, что действительно существуют свидетельства астрологических заключений, эти выводы не последствие влияния созвездий, но наших гипотетических свойств времени [1].

Предположение Юнга о времени, как вполне «конкретном континууме», очень близко позиции современной физики: время и пространство — одно, а совсем не два различных явления. Джеймс Джинс говорил: «Раздвоенности времени и пространства не знает природа, но только четырехмерный континуум, в котором пространство и время сплавлены в продукт, который мы могли бы назвать пространством-временем». Человеческая точка зрения, продолжает сэр Джинс, вынужденно искажена при изучении механизмов Вселенной? Но он добавляет: «Если мы сбросим наши человеческие очки, то увидим, что ни одно событие более не проявляется в точке пространства и в определенный момент времени, но они существуют вместе в определенной точке континуума, которая идентифицирует и время, и место этого события» [2].

Точность Формулы десятидневного цикла словно рассказывает нам о ком-то, где-то и когда-то успевшем скинуть упомянутые Дж. Джинсом очки и понять и проанализировать свойства времени. Каким образом это было сделано, никто не знает. Но имеющийся результат настолько реален, что приписать его мистицизму, интуиции, божественному вдохновению или чему-то похожему нет никакой возможности. Некоторые источники высказали предположение, что поскольку единственным способом составления системы Формулы десятидневного цикла являлось статистическое исследование [3], то этот же способ применялся и при создании ее первоначальной конструкции.

Уважение к древним цивилизациям значительно возросло в новейшее время. Времена раннего христианства безвозвратно кончились. Считалось, что до христианства существовал суеверный мир, не знавший ничего о науке, а его религиозные понятия основывались на мифологических фантазиях. Наши современные ученые особенно ценят последний период алек­сандрийской культуры, которая расцвела за несколько столетий до Христа.

Наши историки соглашаются, что александрийские астрономы знали, что Солнце является центром планетарной системы, а за несколько столетий до того Пифагор заявил о шарообраз­ности Земли [4]. Архимед и Эвклид — два блистательных ученых александрийского периода, а Эратосфен, один из величайших ученых мира с удивительной и совершеннейшей точностью определил размеры Земли [5]. Когда же во II столетии н. э. Птолемей объявил Землю центром Вселенной и сам занял положение интеллектуального диктатора, — истина о космосе погибла. Пятнадцать веков потребовалось, чтобы ее восстановить. Птолемей никогда не был популярен в ученых кругах. Ипполит в своем труде «Опровержение всех ересей» пылко писал: «С каким невероятным убеждением Птолемей отстаивал преимущество своего учения над другими, претендующими занять его место!» [6] Под гнетом его учения Александрийская культура, наследница древних цивилизаций египтян, вавилонян, иудеев и греков, была обречена на гибель.

Птолемеевская теория о Земле как центре Вселенной не противоречила раннехристианским догматам и была подхвачена раннехристианской церковью. Все это, несомненно, послужи­ло наступлению всеобщего и невероятного забвения всех наук и учений, длившегося со II века н. э. вплоть до Коперника, родившегося в 1473 году. Вспомним, что легенда о Таро связы­валась с 1200 годом, как вероятнейшей порой возникновения карт, созданных в этом случае для сохранения достижений античной науки, всячески уничтожаемой и церковью и варварами.

В эти мрачные века две темы занятий были под особым запретом — небо и судьба человека. Эта тематика курировалась Церковью, потому что небо считалось местом, куда придут праведники после свой смерти, и, как таковое, не имело никакой связи с жизнью на Земле. Человеческую судьбу определяет Бог, а Церковь была руками Бога. Любая другая теория, не санк­ционированная тоталитарным епископатом была под запретом, а преступившего его ждала скорая и тяжкая казнь. Таким образом научный прогресс, несомненно достигнутый на высокой ступени развития в Александрийскую эпоху, был остановлен. И если епископский авторитет провозглашал Землю неподвижной и плоской, вокруг которой в честь и во славу Божью двигаются Солнце и планеты, то такое оценивалось как непреложная и непоколебимая истина. Нет никаких сомнений в том, что в то мрачное время безвозвратно погибло множество драгоценных знаний. Изучая без предрассудков и объективно древние и современные научные тезисы обустройства мира нашего обитания, мы сделали заключение о существовании приемлемого сходства между древними и современными концепциями.

Одним из основных понятий древней науки был Космос, состоявший вначале из единой субстанции, которую условно называли «светоч» (эфир? — прим. ред.). Об этой субстанции древние говорили, что она не видима для глаз человека, но вибрации этой субстанции есть во всем и вокруг всего, и на небе, и на земле. Говорили также, что ее можно научится распознавать, изучать и даже использовать и контролировать. Современная физика сегодня рассматривает Космос, включая все сущее на Земле в составную часть вечно пульсирующих волн «чего-то» такого, совершенно точно никому не известного, но все эти явления свечения и пульсации происходят на электрической основе. С развитием этой гипотезы развилась и теория Единого поля, объединившая теорию относительности и квантовую теорию. В своей популярной, доступной и читаемой книге «Эволюция физики» А. Эйнштейн написал: «Для физика поле точно такая же реальность, как и стул, на котором он сидит» [6].

Физика как наука изучает силы, энергии, движения, температуру, вибрации и схожие темы и понятия, включая электричество. Однозначно говоря, поле Земли — «тонкая атмосфера» мира, в котором мы живем. Радио подтвердило существование поля открытием ионосферы — сферы, окружающей Землю так идеально, что радиоволны, ударив и скользнув по внешней оболочке ионосферы, возвращаются обратно. Наука об ионосфере способна измерить переменную величину энергии внутри ее поля. Существует утверждение, что возрастание и спад энер­гии в Солнечном году регулярны и образуют повторяющуюся последовательность. Подтверждено также, что основной первичной направляющей этих изменений явилось Солнце [7].

Научное исследование этого аспекта все более доказывает важность Солнца в земном порядке вещей. Вероятно, в своих ритуалах солнцепоклонники имели больше разума, чем суе­верия. От телесного здоровья до сложнейших радиоаппаратов — наша зависимость от Солнца просто очевидна. Народ, поклонявшийся его золотому диску, был настолько мудр, что сумел выстроил в его честь пирамиду в Гизе. Сегодня изучение солнечной радиации и ее могучего влияния на массы людей и отдельного человека, влияния на мир, в котором мы живем, — одна из главных проблем науки. Специалист по изучению солнечных пятен д-р Харлан Трю Стетсон сказал: «Насколько бы ни были блистательны далекие миры, насколько любопытно не выглядели бы удаленные галактики в наших телескопах, для нас, живущих на планете Земля человеческих существ, из всех звезд Солнце — самая важная» [8].

Итак, если для нас мы считаем Солнце важнейшей звездой, то перемены в Земном поле, как это уже доказали исследования в ионосфере, связаны с очевидными изменениями сол­нечной радиации. Весьма любопытно сравнить наш современный взгляд с высказыванием очень древнего документа. В одном из доживших до наших дней древнейших списков античной науки, названном «Изумрудная таблица Гермеса», чьи автор и дата создания не известны, дана аксиома: «То, что наверху, то же, что и внизу. И то, что внизу, то же, что и наверху… Эта мощнейшая сила над силами, преодолевающая всякую субстанцию, пронизывающая всякую твердую вещь. Причем мы должны сказать, что это совершается благодаря воздействию Солнца».

Эту таблица, которая для историков и ученых является загадкой, а для мистиков и оккультистов — объектом поклонения, может стать точным научным положением. Сравните эту запись с комментарием д-ра Стетсона о циклах Солнечных пятен и влияния этих пятен на жизнь на Земле: «Следует ожидать, что при любых изменениях электрических зарядов верхних слоев атмосферы имеют место соответствующие изменения земного магнетизма» [9]. Физики и математики в будущем такое потрясающее совпадение, вероятно, смогут интерпретировать лучше, чем это возможно нам сегодня. Но Формула десятидневного цикла, как гипотеза, практически функционирует с регулярным ритмом разнообразных энергий в соответствии с циклическими изменениями солнечной радиации и не только в годовой системе, явившейся основой формулы личности, но и в более продолжительных циклах — циклах, вызывающих головную боль у деловых статистиков и всего Уолл-стрита.

Думаем, что наш мир, в котором мы все живем, — царство закона, в котором Солнце занимает место могущественного монарха, чьи указы проникнуты заботой о подданных, конечно при условии, что подданные понимают их содержание. Мы живем внутри земного поля, которое явилось продуктом, как я себе представляю, взаимоотношений Солнце-Земля — вращения Земли и еще вращения ее вокруг Солнца, которые проистекают уже столь длительное время и без каких-либо перемен. Мы реагируем физически на смену времен года добавлением или сбрасыванием одежды, покупкой мороженого или угля. Разве нельзя допустить, что, возможно, мы реагируем на тончайшие изменения в «поле», которые влияют на нашу «психологи­ческую» чувствительность точно так же, как холод и жара касаются нашего тела? Лишь только такой гипотезой возможно объясняется практический результат Формулы десятидневного цикла.

По разумениям древних человеческое существо было создано по подобию и принципу мироздания. Индивидуум был копией Солнечной системы, полной копией Солнца вместе с пла­нетами. Солнце символизировало энергетический центр — сердце человека, Венера — его чувства, Марс — борцовские способности, Меркурий — его ум, Юпитер — стремление к спра­ведливости, а дисциплину и сотрудничество представлял Сатурн.

Современная наука особенно с развитием теории поля пришла к выводу, что человек, как и все остальное в природе, создан на электрическом принципе. Живя внутри земного поля, мы непрестанно впитываем его вибрации, но ведь человек окружен точно таким же совершенным собственным полем, которое по своей сущности соответствует земному полю и реагирует на его изменения. Об этом пишет д-р Стетсон: «В одной вещи мы твердо уверены.

Открытия, совершенные в современной медицине, природе электричества и структуре материи, все больше нас приближают к пониманию электричества, и даже наше сознание возможно объяснить сегодня с помощью электричества» [10].

Новые постулаты можно сформулировать только на основе законов, известных науке. Идею об обусловленности судьбы днем рождения (она еще не общепринята) можно выразить весьма однозначно с помощью биологического процесса, связанного с теорией поля и пониманием того, что и наше сознание можно объяснить с помощью электричества. А если физиче­ское тело со всем его запутанным устройством развилось из бесконечно малого ядра, сформированного в момент зачатия, то почему же не могло быть абсорбировано из поля и психоло­гическое ядро в момент рождения?

Другими словами, разве не возможно, что когда в определенное время, в момент своего рождения новорожденный становится частью земного поля, с первым вздохом новый орга­низм воспринимает и заряд этого момента времени, чьи свойства определяют ядро психологических характеристик того человека?

Об этом, в конце концов, стоит поразмыслить. Если предопределенность судьбы и характера личности датой ее рождения займет место направляющей в строительстве человеческой личности, а к этому выводу Формула и подводит, то тогда наше представление о роде человеческом значительно изменится. Недостижимый до сих пор идеал «всеобщего братства» станет нам ближе уже тем, что мы все больше познаем самих себя относительно нашего места в структуре рода человеческого как отдельно, так и взаимно.

Но не будем ошибаться и смотреть на всех, как на «пай-мальчиков», только потому, что все мы люди. С помощью Формулы мы можем узнать появление нового Гитлера на горизонте, т. к. негативное состояние Пятерки Тельца скрывает в себе стремление к мощи, и не будем приписывать ему качества и цели, не свойственные его характеру. Мы не станем делегировать гибкого человека из цикла Девятки Рыб, каким был Невилл Чемберлен на встречу с твердым хитрецом, каким был Гитлер. В том незабываемом Мюнхенском кризисе требовалось навязать Гитлеру «британского Муссолини»: против Пятерки — Пятерку же или какую-либо другую динамичную личность с позитивным потенциалом и сильной частотой. Наполеон — Семерка Льва знал бы, как расправиться с Гитлером в конце того кризиса. Такую картину вполне можно себе представить.

С помощью Формулы можно решить очень важную проблему: как соответствующего человека поставить на соответствующее место. Такой опыт был проведен во времена эксперимен­тальной фазы проверки Формулы и полностью себя оправдал. С той же точки зрения нетрудно задуматься, что такое практическое применение Формулы может развиться в чистую, всеобщую и взаимную терпимость. Несомненно, для большинства из нас подобная реальность создала бы мир более счастливым, чем мы знаем его сегодня.

Примечания к четвертой главе

[1] Вильгельм. Тайна золотого цветка. С комментариями д-ра К. Г. Юнга. Харкурт. Брейс, 1931.

[2] Новые основы науки.

[3] Л. Хогден, Нортон. Математика для миллионов.

[4] В «Семи печатях науки» Майер говорит: «Система Коперника началась с Пифагора и завершилась Кеплером в XVI столетии».

[5] См.: Брэстэд Дж. Н. «Древняя пора: история раннего мира». Эратосфен определил диаметр Земли в 7850 миль с ошибкой всего на 50 миль.

[6] Эйнштейн и Инфельд. Эволюция физики. Симон и Шустер, 1938.

[7] См.: Научный прогресс. Глава «Электричество в атмосфере». Эпплетон Е. В. Макмиллан, 1936.

[8] Харлан Т. С. Солнечные пятна и их влияние на точку зрения человека. Макгроу-хил, 1937.

[9] См. там же.

[10] См. там же.

[*] В связи с диаграммой всплеска четырех пиков внутри Солнечного года, любопытно напомнить, что современные ученые отбросили обычай считать дни солнечного равноденствия и солнцестояния за начало весны, лета, осени и зимы. По-настоящему эти даты приходятся на середину каждой поры года, а не на ее начало. Известно, что лето начинается 4 мая, а осень — 4 августа, зима — 4 ноября, весна — 4 февраля. Эти даты (из серии Формулы) попадают в высшие циклы годовых всплесков, которые показывают соответствие выражений Формулы понятиям древних ученых и открытиям современных физиков и астрономов.

Материал взят отсюда.

.

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.

Войти в личный кабинет
Вводный урок
Рубрики
Баннеры
Это интересно
Свежие комментарии
Мои читатели


free counters
error: Content is protected !!