5 – Небеса Солнца масти Света Dante Tarot

5 – Небеса Солнца. Энергия. Благосостояние. Исцеление. Изобретение. Открытие.

Взирая на божественного Сына,
Дыша Любовью вечной, как и тот,
Невыразимая Первопричина
Всё, что в пространстве и в уме течет,
Так стройно создала, что наслажденье
Невольно каждый, созерцая, пьет (X 1 – 6).

Это введение как бы задает тон циклу песней о небе Солнца, границе вещественного мира. Завеса солнечного света и преграждает смертному взору путь выше, и освещает то, что ниже.

Не случайно именно здесь встречают Данте души мудрецов. Поэта окружает венец из сияющих и поющих солнц, который трижды оборачивается вокруг не­го. Один из светочей начинает речь и знакомит Данте с остальными. Это Фома Аквинский – по­жалуй, самый знаменитый философ XIII в.

Он открывает Данте имена мудрецов, начиная с того, кто по правую руку. Первый из них–Альберт Великий, учитель Фомы, крупнейший ученый сво­его века, один из зачинателей новой аристотелев­ской традиции в средневековой философии. Далее – Грациан, юрист XII в., согласовавший в своих «Декретах» юридическое и церковное право. Петр Ломбардский, теолог XII в., чьи «Сентенции» ста­ли традиционным объектом комментариев в схо­ластике XIII в. О пятом сиянии Фома говорит:

Тот, пятый блеск, прекраснее, чем каждый
Из нас, любовью вдохновлен такой,
Что мир о нем услышать полон жажды (X 109 – 111).

Здесь же мой труд был свят и все мирское было забыто. Все , что умрет, и все, что не умрет,- лишь отблеск Мысли, коей Всемогущий своей Любовью бытие дает. Их воск изменчив, наравне с творящей его средой, и потому чекан дает то смутный оттиск, то блестящий. Вот почему, при схожести семян, бывает качество плодов неравно, и разный ум вам от рожденья дан.

Естество земное не ведало носителей таких и не изведает, как эти двое. Но чтоб открылось то, что сокровенно, помысли, кем он был и чем влекомым, он, услыхав: Прости – молил смиренно.

И ты, взглянув ясней на «восставал», поймешь, что это значит – меж царями. Их множество, а круг хороших мал. Да будет то свинцом к стопам твоим, чтобы ты шел неспешно, как усталый, и к «да» и к «нет», когда к ним путь незрим.

Затем что между шалых – самый шалый, кто утверждать берется наобум иль отрицать с оглядкой слишком малой. Ведь очень часто торопливость дум на ложный путь заводит безрассудно, а там пристрастия связывают ум. Раз кто-то щедр, а кто-то любит красть, о них не судят с богом заедино. Тот может встать, а этот может пасть.

Пребывание Данте на небе Солнца заканчивает­ся странным эпизодом: два венца окружаются ослепительным третьим (XIV 67 – 78), образован­ным из новых душ.

После этого Данте возносится на следующее небо, и для читателя остается не вполне ясно, что за души появились вокруг венца мудрецов.

Поскольку Данте называет этот третий круг истинным пламенем святого духа, можно пред­положить, что это некий новый уровень мудрости. Может быть, это своеобразное «произведение» двух венцов, давшее сакральное число новых бла­женных душ.

© Радаслава

При работе с колодой Dante Tarot были использованы:

1. «Божественная комедия» Данте Алигьери (пер.с итальянского и примечания М. Лозинского) 1986.
2. Материал из Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона (1890—1907).
3. Материал из Википедии — свободной энциклопедии
4. Статьи: «Жизнь и творчество Данте Алигьери»; «Новая жизнь»; «Божественная Комедия»; «Ад»; «Чистилище»; «Рай».
5. Из обзора Паулы Джибби.

Взято с сайта Zemlja i nebo


.

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.

Войти в личный кабинет
Вводный урок
Рубрики
Баннеры
Это интересно
Свежие комментарии
Мои читатели


free counters
error: Content is protected !!