Травы

Рейвен Кальдера

Девять священных трав

Заговор Девяти священных растений, открытых Воданом, богом Северной традиции, в изначальном своем виде приводится в рукописи XI века под названием «Lacnunga». К тому времени, как я его обнаружил, у меня уже был сад лекарственных трав. Когда я прочитал заговор, меня как громом поразило: я понял, что это станет важной частью моей практики, если только мне удастся найти сами растения! Но, сосчитав их, я понял, что искать, к счастью, не придется: они уже нашли меня сами.

Первой из Девяти, о которых я прочел, была Полынь обыкновенная. Поскольку духи, с которыми я работаю, не разрешают мне пользоваться методами из других традиций, кроме указанных ими особо, я всегда ищу европейские или евразийские замены тем практикам, которые большинство американцев заимствуют у коренных народов Америки. Одна из таких практик — окуривание луизианской полынью (Artemisia ludoviciana); но когда я обнаружил Полынь обыкновенную во главе перечня священных растений, я понял: вот она, моя замена.

Уже не первый год Полынь разрасталась в моем саду неудержимо: мне то и дело приходилось выпалывать новые ростки, а старые достигали шести футов в высоту. «Все это очень мило, — говорил я, бывало, оглядывая эти гигантские серебристые заросли, — но что мне со всем этим делать?» Но теперь я узнал, зачем она нужна, и понял, почему она росла так бурно, дожидаясь, когда же я смекну, что к чему.

Некоторые растения из этого перечня, такие как Подорожник и Крапива, были попросту местными сорняками и давно уже вторгались в мой сад, пытаясь устроить там свои колонии. Я их выпалывал — они возвращались. Дикие Яблони на моей ферме росли еще задолго до того, как ее приобрел, — прежние владельцы этой земли, финские фермеры, посадили их лет сто тому назад. Фенхель и Ромашка входили в число важнейших однолетних лекарственных трав, и я сам каждый год высаживал их заново. Жеруху мне подарила в горшке одна подруга: по ее словам, она увидела это растение и внезапно поняла, что в моем доме ему — самое место. Я сказал спасибо и выбросил это из головы; но потом вспомнил и только подивился.

С последними двумя растениями не все так просто. Одно из них обычно переводят как «кервель», но тот кервель, который в наши дни используют в кулинарии, — это на самом деле французский, или ажурный, кервель (Anthriscus cerefolium), и это позднее нововведение. А то растение, которое в Англии называли кервелем в XI веке, все еще иногда зовется британским или многолетним кервелем, но гораздо чаще упоминается под названием «миррис душистый» (Myrrhis odorata). У Мирриса, как и у Фенхеля, легкий лакричный привкус, и самая большая ценность этого растения — его семена. Поскольку два эти растения составляют пару, вполне логично, что у них схожий вкус и что у обоих используются не только листья, но и семена. Кроме того, в моем саду уже росла здоровенная купа Мирриса.

Последнее растение, упомянутое в заговоре под названием «Atterlothe», вызывает множество разногласий. Высказывались предположения, что это Буквица, Горец змеиный, Ежовник, Эспарцет, Белладонна или Синяк обыкновенный. Но я решил не строить умозрительных гипотез, а прибегнуть к гаданию: я составил список всех возможных версий и спросил свои руны, верна ли какая-то из них и если да, то какая. Руны ответили, что это — Синяк обыкновенный (Echium vulgare). Причин сомневаться в них у меня нет, и более убедительных аргументов в пользу какой-либо другой версии — тоже.

Я читал о Синяке, но не знал, как он выглядит, поэтому первым делом обратился к травникам, а затем — к руководству по дикорастущим растениям… О! Так вот, значит, как называется эта громадная колючка с синим цветком, выросшая прямо посреди моего сада! Ну что ж, тогда и говорить больше не о чем: все девять растений налицо и готовы к употреблению.

Оставалось только понять, на что они годятся. Я перерыл источники по народной медицине и нашел, для чего эти травы применялись в магии, но шаманское применение пока было понятно только для Полыни. Пришлось прибегнуть к старому доброму способу: я приходил к растениям, садился рядом с ними и слушал, что они мне скажут. Я принимал их внутрь. Я прислушивался к тому, как они путешествуют по моему телу. Я просил их рассказать о себе, они рассказывали. Итак, те шаманские применения, которые я здесь перечисляю, обнаружились в непосредственном общении с могущественными духами этих девяти трав.

Кроме того, я воспроизвожу здесь собственный вариант их Песни, немного переработанный. Пока я читал ее, мне настоятельно твердили, среди прочего, что я должен научиться правильно ее петь, несмотря на то что никакой музыки для нее не сохранилось. Несколько месяцев я изучал древнеанглийский текст — неторопливо, слово за словом; и вот, наконец, из-за строк постепенно начала проступать мелодия. Она шла не из моей собственной головы, а через меня, и проявлялась медленно, небольшими отрывками. Не знаю, насколько она близка к оригиналу, но богов она вполне устраивает, а остальное неважно.

Кое-где мне пришлось немного переставить слова, чтобы текст стал более связным. В оригинале он выглядит так, как будто эту песню некоторое время передавали только из уст в уста, а потом кто-то записал все, что смог припомнить, и получилось не слишком точно. Создается впечатление, что некоторые части переставлены местами, и я взял на себя смелость придать им более логичный порядок. В последней строфе перечисляются три стороны света из четырех, после чего строка обрывается; я добавил четвертую, и все встало на свои места.

Кроме того, я изъял одну из заключительных строк, где говорится о Христе, стоящем у постели больного. Я это сделал не из неприязни к христианству (хотя оно и впрямь кажется здесь неуместным, учитывая, что главная божественная роль в тексте отводится Водану), а потому, что эта строка — единственная во всей песне, которая никак не связана с другими.

В ней нет аллитераций, и она стоит особняком по отношению к предыдущей и последующей строкам, тогда как все остальные строки тесно взаимосвязаны. Невозможно избавиться от ощущения, что при записи песни ее просто воткнули в текст наобум, куда попало, чтобы хоть немного христианизировать этот языческий заговор. Возможно, это сделали из страха перед церковными властями. Одним словом, строка казалась совершенно лишней, и когда я ее убрал, стихи стали естественней и глаже.

Лично мне было бы куда удобнее петь эту песню на современном английском, но я попробовал и понял, что так она работать не будет. Заклинания, сложенные на языках древнегерманского происхождения, частью своей силы обязаны аллитерациям, а при переводе они пропадают, и сила заговора слабеет. Осознав это, я принялся заучивать текст на древнеанглийском, и мои усилия не пропали даром: мне открылись его красота и сила.

Если вы попытаетесь последовать моему примеру, не пугайтесь: слова читаются вовсе не настолько сложно, как кажется на первый взгляд, а для того, чтобы аллитерация сработала, идеального произношения не требуется. При желании можно найти какого-нибудь специалиста по древнеанглийскому языку, который поможет вам с произношением.

Согласно тексту самого заговора, песню эту следует пропеть трижды над каждым растением, а затем — дважды для больного, которого вы пытаетесь вылечить, по одному разу в каждое ухо. Но я обнаружил, что вполне достаточно трижды пропеть стих, связанный с каждой данной травой, пока вы ее собираете и подготавливаете к употреблению. Кроме того, соответствующий стих можно петь при использовании растения: например, когда вы очищаете помещение полынным дымом, можете петь стих Полыни. Впрочем, стоит пропеть один стих, как сразу хочется спеть и всю песню целиком — такова уж ее природа; и зачастую я именно так и делаю.

Читая статьи, посвященные отдельным растениям, вы обнаружите, что эти травы, как и Девять миров, выстраиваются в пары взаимодополняющих противоположностей, а одна трава остается в центре. В центре стоит Полынь — трава очищения; Синяк обыкновенный и Дикая Яблоня подобны, соответственно, хирургическому скальпелю и лечебной мази, заживляющей раны после операции; «fille и finule», «двое самых могучих», служат для того, чтобы видеть свет и тьму; Жеруха и Крапива — для придания формы при помощи воды и для установки границ при помощи огня; и, наконец, силы Ромашки поднимут вас навстречу свету, а силы Подорожника помогут погрузиться во тьму.

Песня Девяти священных трав

Древнеанглийский текст в версии Рейвена Русский перевод современной английской версии Рейвена
Gemyne ðu, mugwyrt, hwæt þu ameldodest,

Hwæt þu renadest æt Regenmelde.

Una þu hattest, yldost wyrta.

ðu miht wið þre and wið þritig,

þu miht wiþ attre and wið onflyge,

þu miht wiþ þam laþan ðe geond lond færð.

Помни, Полынь, о том, что ты возвестила,

О том, что явила ты в своем откровенье великом.

Уна — имя твое, старейшая из растений,

Сильная против трех и тридцати супротив,

Сильная против отравы и перелетной хвори,

Сильная против злодея, что рыщет по всей земле.

Ond þu, wegbrade, wyrta modor,

Eastan openo, innan mihtigu;

Ofer ðe crætu curran, ofer ðe cwene reodan,

Ofer ðe bryde bryodedon, ofer þe fearras fnærdon.

Eallum þu þon wiðstode and wiðstunedest;

Swa ðu wiðstonde attre and onflyge

And þæm laðan þe geond lond færð.

Ты же, Дорожный Хлеб (Подорожник), ты же, о матерь трав,

Открыта с востока ты, сильна ты внутри себя,

Скрипят по тебе колесницы, по тебе королевы едут,

Кричат над тобою птицы, храпят быки над тобою,

Но ты претерпела все, ты против всех устояла,

Так же стой против яда и перелетной хвори

И против врага-злодея, что рыщет по всей земле.

Stune hætte þeos wyrt, heo on stane geweox;

Stond heo wið attre, stunað heo wærce.

Stiðe heo hatte, wiðstunað heo attre,

Wreceð heo wraðan, weorpeð ut attor.

Стуне (Жеруха) — имя траве сей, что вырастает на камне,

Встает она против яда, встает она против боли,

Стиде ее называют, стоит она против отравы,

Она сокрушает злодея, она изгоняет яд.

þis is seo wyrt seo wiþ wyrm gefeaht,

þeos mæg wið attre, heo mæg wið onflyge,

Heo mæg wið ðam laþan ðe geond lond færð.

Fleoh þu nu, attorlaðe, seo læsse ða maran,

seo mare þa læssan, oððæt him beigra bot sy.

Это трава, что смело выходит на битву со змеем,

Сильна она против яда и против летучей хвори,

Сильна она против злодея, что рыщет по всей земле.

Гони, Ненавистник Отравы (Синяк обыкновенный), большие и малые яды,

Пока от всех не излечишь, что больше тебя и меньше.

Gemyne þu, mægðen, hwæt þu ameldodest,

Hwæt ðu geændadest æt Alorforda;

þæt næfre for gefloge feorh ne gesealde

Syþðan him mon mægðan to mete gegyrede.

Помни, Мэйден (Ромашка) о том, что ты возвестила,

О том что свершила ты когда-то при Алорфорде,

Дабы уже никого хворь не лишила жизни,

Если ему приготовят в пищу тебя, о Мэйден.

þis is seo wyrt ðe wergulu hatte;

ðas onsænde seolh ofer sæs hrygc

Ondan attres oþres to bote.

Stond heo wið wærce, stunað heo wið attre,

Seo mæg wið þre and wið þritig.

Wið feondes hond and wið færbregde,

Wið malscrunge manra wihta.

Эту траву, что носит имя Верьюлу, Крапива,

Когда-то принес тюлень, принес на спине через море,

Она — погибель для яда, а прочим она — подмога.

Она стоит против боли, воюет против отравы,

Сильна она против трех и тридцати супротив,

Против руки врага и против коварства знатных,

Против чар колдовских всякой нечистой твари.

Fille and finule, felamihtigu twa,

þa wyrte gesceop witig drihten,

Halig on heofonum, þa he hongode;

Sette and sænde on nygon worulde

Earmum and eadigum eallum to bote.

Кервель (Миррис) и Фенхель, эти двое самых могучих,

Созданы были мудрым Владыкою одноглазым,

Святой в небесах сотворил их, когда он висел на древе,

И разослал и отправил по всем девяти мирам их,

Злосчастным равно и счастливым, помощь всем без изъятья.

þær geændade æppel and attor,

þæt heo næfre ne wolde on hus bugan.

Тут и устроила так Яблоня против яда,

Что уж ему вовеки в мире не будет жизни.

ðas nygon magon wið nygon attrum.

Wyrm com snican, toslat he man;

ða genam Woden nygon wuldortanas,

Sloh ða þa næddran, heo on nygon tofleah.

Эта девятка сильна против девятки ядов,

Крадучись червь пришел, но не сгубил никого он,

Воден взял эти стебли, девять побегов славы,

И от удара аспид на девять частей распался.

Nu magon þas nygon wyrta wið nygon wuldorgeflogenum,

Wið nygon attrum and wið nygon onflygnum,

Wið ðy readan attre, wið ðy runlan attre,

Wið ðy hwitan attre, wið ðy wedenan attre,

Wið ðy geolwan attre, wið ðy grenan attre,

Wið ðy wonnan attre, wið ðy rudenan attre,

Wið ðy brunan attre, wið ðy basewan attre,

Сильны эти девять трав над девяткой бегущих славы,

Против девятки ядов, девятки хворей летучих,

Против красного яда, против зловонного яда,

Против белого яда, против синего яда,

Против желтого яда, против зеленого яда,

Против черного яда, против темного яда,

Против бурого яда, против багрового яда.

Wið wyrmgeblæd, wið wætergeblæd,

Wið þorngeblæd, wið þystelgeblæd,

Wið ysgeblæd, wið attorgeblæd.

Против нарыва червя, против нарыва воды,

Против нарыва шипа, против нарыва репья,

Против нарыва льда, против нарыва яда.

Gif ænig attor cume eastan fleogan

oððe ænig norðan cume, oððe ænig suðan cume,

oððe ænig westan ofer werðeode.

Ic ana wat ea rinnende

þær þa nygon nædran nean behealdað;

Motan ealle weoda nu wyrtum aspringan,

Sæs toslupan, eal sealt wæter,

ðonne ic þis attor of ðe geblawe.

Если найдет на людей яд перелетный с востока,

С севера или с юга

С запада ли нагрянет,

Знаю один лишь я, где ручей протекает,

И стерегутся его девять змей ядовитых.

Да прорастут все травы порослью новых всходов,

Да разойдутся моря и все соленые воды,

Как из тебя этот яд выдую и развею.

(Следующая далее часть не поется: это не строфа песни, а указания по приготовлению целебной мази. Насчет того, от какой болезни помогает эта мазь, выдвигалось много предположений; называли все что угодно — от оспы до геморроя. Если хотите, можете испытать ее на деле — она совершенно безвредна.)
Mugcwyrt, wegbrade þe eastan open sy, lombescyrse, attorlaðan, mageðan, netelan, wudusuræppel, fille and finule, ealde sapan. Gewyrc ða wyrta to duste, mængc wiþ þa sapan and wiþ þæs æpples gor. Wyrc slypan of wætere and of axsan, genim finol, wyl on þære slyppan and beþe mid æggemongc, þonne he þa sealfe on do, ge ær ge æfter. Sing þæt galdor on ælcre þara wyrta, III ær he hy wyrce and on þone æppel ealswa; ond singe þon men in þone muð and in þa earan buta and on ða wunde þæt ilce gealdor, ær he þa sealfe on do. Полынь, подорожник, открытый с востока, водяной кресс, ненавистник отравы, ромашка, крапива, кервель и фенхель, старое мыло; истолки травы в порошок, смешай их с мылом и яблочным соком. Затем приготовь мазь на воде с золой, возьми фенхель, провари его с этой мазью и облей ее взбитым яйцом, когда будешь накладывать мазь, и до, и после. Пропой этот заговор по три раза над каждой травой, прежде чем начнешь их готовить, и над яблоком также. И этот же заговор пропой человеку в рот, и в оба уха его, и над раной, перед тем как накладывать мазь.

I. Полынь обыкновенная
II. Подорожник
III. Жеруха
IV. Синяк
V. Ромашка
VI. Крапива
VII. Миррис
VIII. Фенхель
IX. Дикая яблоня

Перевод с англ. Анны Блейз

Взято с сайта СОТКАННЫЙ МИР

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.

Войти в личный кабинет
Вводный урок
Рубрики
Баннеры
Это интересно
Inverted Tree
Свежие комментарии
Мои читатели




free counters

error: Content is protected !!