Серридвен

Серридвен

Валлийская колдунья Серридвен была матерью-одиночкой и жила вместе с сыном и дочерью на маленьком островке посредине озера Тегид. Никто не говорил, что колдунья не может быть хорошей матерью, а Серридвен была из лучших матерей на свете, настоящая заботливая мамаша-медведица. Ее дочка Креидви была самой очаровательной девочкой в мире — у нее были золотистые локоны, блестящие голубые глаза, опушенные длинными ресницами, щеки и смеющиеся губы, как спелые краснобокие яблоки. А вот сынишка Афагду был совсем другим. Бедный ребенок! У него был покатый подбородок, глаза как бусинки, редкие прямые и бесцветные волосики, был он толстым и коротконогим, как поросенок, но при этом необыкновенно ласковым, поэтому Серридвен особенно переживала за него.

«Да, — грустно говорила себе Серридвен, — даже на любящий взгляд матери он, видимо, самый уродливый ребенок на свете». Конечно, она говорила так, только когда Афагду не мог ее услышать; у бедного малыша и без того хватало проблем.

Через башенное окошко Серридвен наблюдала, как ее несчастный сынок, пока не подозревающий о своей беде, играет внизу со своей красавицей-сестрой. «Туго тебе придется, когда ты вырастешь, — размышляла она. — Ведь ты не сможешь оставаться на этом острове вечно. Никто не предложит тебе достойной работы. Младенцы будут заливаться плачем при виде тебя. И у тебя никогда не будет девушки. Что же делать?»

Но Серридвен была колдуньей, поэтому она недолго ломала себе голову. Быстро принялась она за работу, обшарив весь остров в поисках трав, необходимых, чтобы приготовить отвар для сына. Она не в состоянии была дать ему красоту, но по крайней мере могла компенсировать жестокость природы, сделав сына самым умным мальчиком в мире. Вместе с травами она принесла домой несколько змей и лягушек для придания отвару большей силы. Она развела огонь под большим чугунным котелком и, следуя рецепту своей пра-пра-бабки, принялась бросать в него ингредиенты: гадючий язык и лягушачью кожу, всевозможные травки, в том числе Echinacea для хорошего здоровья, гинкго и женьшень, чтобы мозги хорошо соображали, траву Св. Иоанна, или зверобой, чтобы у мальчика было высокое чувство собственного достоинства, немного измельченных поганок и толченой ржи для воображения, чеснок для вкуса, щедрую порцию цыплячьих шеек и лапок, потому что они очень полезны, и, конечно, самый мощный ингредиент, корень мандрагоры. (Предупреждение: Не рекомендую вам варить такой настой дома!)

Потом она нахмурилась: «Гм-м… в рецепте говорится, что смесь следует постоянно перемешивать, а кипеть ей положено целый год и еще один день. Откуда у меня столько свободного времени? Придется кого-нибудь нанять».

Серридвен, валлийская колдунья

Серридвен переправилась в лодке через озеро и увидела на берегу паренька, пасущего овец. «Эй, мальчик! — окликнула она его. — Хочешь немного заработать?» И она показала ему четыре золотые монеты.

Мальчик, которого звали Гвион Бах, пришел в полный восторг. Четыре золотые монеты были для него целым состоянием, которое он не надеялся заработать за всю свою жизнь, поэтому он бросил овец и отправился с Серридвен на остров. Она усадила его мешать кипящий отвар длинной деревянной ложкой, а сама отправилась по делам — заботилась о детях, выращивала магические травки и специи в саду и разливала волшебные смеси по горшочкам. Гвион был просто счастлив оттого, что может провести целый год безо всяких хлопот, только без конца помешивая варево в котелке и урывая время от времени пять минут, чтобы перекусить. Когда его рука уставала, он сразу же вспоминал о четырех золотых и менял руку. Время от времени заходила Серридвен, пробовала отвар и добавляла в него чуть-чуть соли или перцу.

Однако солнечные часы Серридвен слегка отставали, поэтому она пропустила момент, когда истек год и еще один день и три капли волшебного отвара выплеснулись из котла прямо на большой палец Гвиона. Парнишка сунул обожженный палец в рот и сразу же сделался самым умным мальчиком в мире! Ему стало известно все, в том числе и то, что если Серридвен узнает, что он сам принял средство, приготовленное ею для сына, она придет в такую ярость, что не остановится и перед убийством. Гвион пустился наутек и как раз вовремя, потому что буквально через мгновение настоящий ад разверзнулся на том месте, где он только что стоял. Дело в том, что после выплескивания из котла трех волшебных капель весь остальной отвар мгновенно превратился в ядовитое зелье, которое разорвало горячий котелок на сотню мелких черепков.

Серридвен, заучивающая в башне магические заклинания, услышала звук взрыва и поняла, что произошло. Как и догадывался Гвион, она рассвирепела: «Маленький воришка! Я стираю пальцы до крови, чтобы приготовить магический состав для сына, а он его крадет!» И она бросилась в погоню за мальчиком.

Мозг Гвиона достиг уровня Энштейна, так что он и сам сделался докой в магии, не хуже Серридвен. Увидев, что она преследует его, он превратился в самое быстроногое создание, которое ему вспомнилось — в кролика, — и поскакал прочь. Но несмотря на его вновь обретенную мудрость, Серридвен была старше и изобретательнее. Она обратилась в собаку-ищейку и быстро припустила вслед за кроликом. Она почти догнала Гвиона у самого края озера, но он бросился в воду и поплыл от нее лососем. Серридвен тоже прыгнула в озеро, превратилась в выдру и поплыла за ним. «Все равно я тебя поймаю, дружочек», — пообещала она ему на выдрином языке.

В тот самый миг как выдра раскрыла хищную пасть, чтобы проглотить рыбку, Гвион вспорхнул из воды в виде маленькой птички и взвился в высокое небо. Конечно, Серридвен не так легко было перехитрить. Она стала ястребом и полетела за птичкой-Гвионом. Маленькая птичка летела изо всех своих силенок, но ястреб настигал ее. Гвион едва не попал в его лапы, но они как раз пролетали над амбаром, и мальчик превратился в пшеничное зернышко, которое провалилось в амбар сквозь дырявую крышу. Он упал на пол и очутился среди других рассыпанных зерен.

Лежа на полу, он изо всех сил старался выглядеть обычным пшеничным зерном, и тут в амбар вошла черная курица и принялась копаться в кучке зерна. Естественно, это была Серридвен. Если пшеничное зерно умеет дрожать, то Гвион задрожал. Он попытался лежать совершенно неподвижно и как можно больше походить на зерно, но хорошая колдунья, даже в образе курицы, способна чувствовать другое живое существо, так что Серридвен на своих куриных лапах безошибочно подошла к зернышку-Гвиону и нависла над ним.

«Будешь красть волшебную силу у моего сыночка?!» — проквохтала она и проглотила пшеничное зернышко.

Гвион оставался внутри Серридвен девять месяцев. За это время она успела свозить дочку на конкурс маленьких мисс древнего Уэльса и записать сына в очень хорошую частную школу, где он стал лучшим учеником благодаря ее травам и магическим заклинаниям. Через девять месяцев Серридвен родила Гвиона на свет в образе младенца мужского пола. Она была такой хорошей матерью, что не могла и подумать о том, чтобы убить прелестную крошку. «Но, — сказала она себе, — будь я проклята, если воспитаю этого воришку как родного сына». Поэтому она запеленала его, положила в маленькую лодочку, а лодочку пустила по волнам озера.

Маленькая лодочка причалила к берегу. Младенца нашли, и его усыновил принц. Под своим новым именем, Талиезин, мальчик, которого когда-то звали Гвионом, стал знаменитым поэтом и пророком древнего Уэльса. Мораль всей этой легенды такова: Если ты имел несчастье привести колдунью в ярость, попробуй сыграть на ее материнском инстинкте.

Детородные средства в древнем мире

История о том, как Серридвен дала второе рождение маленькому Гвиону, после того как она проглотила его в виде пшеничного зерна, не так необычна, как звучит. В мифологии женщины имели обыкновение беременеть после того, как они проглатывали самые разные необычные предметы. Этейн, красивая ирландская девушка, возлюбленная Мидира, повелителя фей, была обращена ревнивой женой Мидира в пурпурную мушку. Мушка залетела в кубок, полный вина, которое выпила ирландская принцесса. В должный срок принцесса родила дочку и назвала крошку Этейн. Не правда ли, чудесное совпадение? История по-настоящему усложняется, когда Этейн вырастает и появляется Мидир, который просит ее вернуться к нему. Новый муж Этейн говорит Мидиру, что он сможет получить Этейн, если узнает ее в целой толпе женщин, выглядящих совершенно одинаково. Мидир уверен, что выбрал Этейн, однако ему говорят, что на самом деле это ее дочь, которую зовут — догадайтесь как? — правильно, тоже Этейн!

.

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.

Войти в личный кабинет
Вводный урок
Рубрики
Баннеры
Это интересно
Inverted Tree
Свежие комментарии
Мои читатели




free counters

error: Content is protected !!