Морриган

Морриган

Туата Де Данаан представляет собой буйную семейку ирландских божеств, которым нравилось пить, любить и драться. Боги ходили в бой под водительством своей задиристой королевы, Морриган, иногда принимавшей образ старой карги, иногда — ворона, но чаще всего дикой и прекрасной рыжеволосой женщины. Морриган ничего не имела против того, чтобы время от времени покрутить любовь с привлекательным смертным, и обожала любые драки.

Однажды взгляд ее привлек прославленный герой Ольстера, Кучулэйн, который в одиночку выходил на бой против всей армии Коннахта. Для нее не имело значения, что этот ирландский супермен, несмотря на свой бравый вид, не отличался большим умом. В конце концов она не собиралась ночи напролет беседовать с ним о стихах Йитса и кельтском Возрождении. «Похоже, этот человек знает, как хорошо провести время», — пробормотала она.

На следующий день еще до рассвета Кучулэйн пробудился от чудовищного шума. Он выскочил из своего шатра с криками: «Прекратите! Утром мне предстоит сражение!» А в следующий момент он застыл, разинув рот от изумления. Перед ним стояла потрясающая красотка в роскошных алых одеждах, с медными волосами до колен. Позади нее стояла рыжая лошадь, запряженная в повозку, нагруженную сверкающим золотом, а за повозкой стояло непрерывно мычащее стадо рыжих коров, которому не видно было конца. Девушка бросила на Кучулэйна взгляд из-под длинных ресниц и премило выпятила губки.

«Доброго утра тебе, Кучулэйн, — выдохнула она. — Я юная принцесса и твоя главная поклонница, и я привезла тебе все папулино золото и привела весь его скот, чтобы помочь тебе выиграть войну».

Морриган

Однако Кучулэйн был в первую очередь воином, а вовсе не Дон-Жуаном, поэтому он фыркнул в ответ: «Не нуждаюсь ни в чьей помощи! Я сам способен победить».

Рыжеволосая красавица уперла руки в бока и сощурилась. «Что ж, если ты не хочешь видеть во мне подружку, то найдешь во мне врага. А победить меня ох как непросто!» С этими словами она обернулась вороном и взлетела на самую высокую ветку дерева.

В этот миг Кучулэйн понял, что его необычной гостьей была Морриган, и рассвирепел. Он завопил: «Вот как! Я должен был понять это раньше! Но тебе не удастся побороть меня!» Лучше всего ирландцам удается состязание на силу голосовых связок.

Кучулэйн заполз в свой шатер и попытался еще немного поспать. На следующий день его противники выставили против него своего самого прославленного силача. Пока двое мужчин дрались на берегу реки, Морриган в образе рыжей коровы привела свое стадо прямо в реку, и животные так взбаламутили воду, что Кучулэйн начал оскальзываться в липкой грязи. Одним мощным ударом своей дубинки Кучулэйн, который никогда не принадлежал к числу поборников прав животных, сломал рыжей корове ногу. Морриган, прихрамывая, была вынуждена увести стадо за собой, и в тот день победа осталась за Кучулэйном.

На следующее утро Морриган превратилась в угря, обвилась вокруг ног Кучулэйна и мешала ему сражаться в водах реки. Кучулэйн изо всех сил наступил на скользкое существо, и оно уползло прочь; его ребра были перебиты. В тот день Кучулэйн снова остался победителем.

Наконец Морриган обернулась свирепой волчицей, которая зажала правую руку героя острыми зубами. Левой рукой Кучулэйн подхватил огромный обломок скалы и выбил волчице глаз. Ослепшее животное убежало прочь, а Кучулэйн опять вышел победителем. Однако сражение в течение трех дней подряд истощило его силы. Он едва доплелся до своего шатра с мыслью: «Какую жажду я испытываю!» И как только он добавил про себя:

«Чего бы я не отдал за пинту доброго пива!» — как увидел перед собой — нет, не пивную, а старую, хромую, полуслепую женщину, которая доила рыжую корову. Вы можете подумать, что к тому времени Кучулэйн уже успел хорошо запомнить, что рыжие коровы — совсем не то, чем кажутся, но я ведь не говорила, что в его мозгу была хоть одна извилина, поэтому он подошел к старушке и попросил у нее немного молока.

«Я охотно угощу тебя молоком, дружочек, — ответила старуха, — если ты дашь мне свое благословение». И с этими словами она протянула ему сосуд с белоснежным пенным молоком. Кучулэйн осушил его одним духом и отер молоко с усов. «Благодарю тебя и да будет благословенна рука дающего», — произнес он, и сломанные ребра старухи зарубцевались.

Она снова наполнила сосуд, и Кучулэйн выпил молоко, прибавив: «Доброго здоровью дающему». На этот раз вылечилась хромая нога старухи. Она и в третий раз наполнила сосуд молоком и внимательно следила за тем, как безмозглый герой пьет. Как только он повторил: «Благодарю тебя и желаю доброго здоровья», исцелился слепой глаз старухи. Она обернулась вороном и взлетела на самую высокую ветку дерева.

Кучулэйн понял, что его одурачили. (Для этого не нужно было быть семи пядей во лбу). Он погрозил высоко сидящей и смеющейся над ним птице кулаком. «Клянусь честью и богом, — взревел он, — если бы я знал, что это ты, я бы этого не сделал!»

Но Морриган трижды покрутила головой и улетела.

Непокорные ирландцы

Не все ирландские богини были воинственными. Бригид, красавица-сестра Морриган, большую часть времени пасла свое стадо волшебных рыжих коров — да, опять рыжих. Бригид была богиней поэзии и целительства, ей были посвящены ирландские колодцы. Древние ирландцы любили ее так сильно, что даже после того как святой Патрик и его последователи-монахи прибыли в Ирландию, чтобы обратить ее жителей в христианство, люди не желали отказываться от своей Бригид.

Руководствуясь теорией о том, что если от чего-то нельзя отказаться, нужно попытаться с этим примириться, католическая церковь превратила бывшую языческую богиню в святую Бригитту и объявила, что она нянчила младенца Иисуса. По всем бывшим кельтским землям можно найти места, носящие название Бридзвелл или Бридвелл. Все эти населенные пункты названы в честь Бригид, богини, пережившей христианство.

.

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.

Войти в личный кабинет
Вводный урок
Рубрики
Баннеры
Это интересно
Inverted Tree
Свежие комментарии
Мои читатели




free counters

error: Content is protected !!