Баран

Баран

Баран; Овен ———— Самец овцы, важное жертвенное животное древности. Один из древнейших и наиболее распространенных во всем мире символических образов, известный в различных вариантах (агнец, руно, голова, рога, etc.). Популярный символ могучих богов неба и/или солнца (связан также с богинями луны).

Основные значения:

солнечная энергия (жар), творческая ~;
мужское начало, порождающая (обновляющая, творческая) сила;
огонь как стихия созидания и жертвоприношения;
гром — спиральные рога; мужество; упрямство;
импульсивность;
пылкая страсть, сексуальный пыл, инстинкт размножения, агрессивный импульс.


Статья взята с сайта Краткая энциклопедия символов


Баран или овен — величественная древневосточная эмблема солнца и огня, божественный символ жизненной энергии и пламенной страсти, силы и мужества, импульсивности, настойчивости и целеустремленности. Негативный образ овцы резко контрастирует с возвышенно-позитивной символикой овна. Уже в древности овца рассматривалась как неразумное, хотя и безобидное, создание, нуждающееся в постоянной защите, опеке и руководстве. Овца — символ духовной слепоты и беспомощности, аллегория стадной психологии толпы.

С течением времени древняя солнечная эмблема овна столь сильно деградировала, что практически сравнялась по значению с овцой. В самом деле, в современной европейской символике овца служит олицетворением глупости и трусости, а баран — воплощением тупого упрямства.

В мифологии овен — священное животное многих богов Древнего мира: египетских Амона и Осириса, йеменских Ал-макаха и Талаба, индуистского Агни и римского Марса. Золотой баран, оставивший на память о себе драгоценное золотое руно — атрибут греческого бога Гермеса. Тибетская «Мать всех сабдагов», могущественная колдунья с восьмьюдесятью морщинами, разъезжает верхом на баране, а скандинавский громовержец Тор — на бараньей упряжке.

Сами боги не брезговали перевоплощаться в баранов. Так поступали: индуистский бог войны Веретрагна, Хевиозо («Огромный Баран») у народа фон (Дагомея), Фыры Дзуар («Святой Баран») у осетин и др. Бараний облик принимали в народном эпосе и великие герои древности: Александр Македонский, лахмидский царь Мунзир, зять Пророка — Али. Арабские поэты, воспевая их славные подвиги, рисовали обобщенный аллегорический образ дикого солнечного барана, поражающего врагов смертоносными ударами рогов и копыт.

Примерить баранью шкуру были не прочь и некоторые философы. В древних китайских трактатах, посвященных легендарному основателю даосизма Jlao-Цзы, упоминается о том, как он при посещении овечьего базара обернулся черным бараном.

Мифологическая символика овна разнообразна, но всегда позитивна. Однорогий баран сечжай, ассистент первого китайского судьи Гао-Яо, выглядит воплощенным правосудием: если сам судья не мог решить, кто прав, а кто виноват, он обращался за помощью к своему мудрому барану. Прозорливый сечжай, неспешно обойдя всех подозреваемых, начинал бодать виновного, а невинного не трогал. Так вершился праведный бараний суд.

В ряде мифов овен символизирует защиту и убежище. Титанида Рея, мать главных олимпийских богов, спасая Посейдона от прожорливого Кроноса, взявшего за правило поедать собственных детей, спрятала сына среди пасущегося стада. Одиссей и его товарищи спаслись из пещеры Полифема, превратившуюся для них в смертельную ловушку, тоже только благодаря баранам. Зная о том, что ужасный циклоп по утрам выпускает свое стадо на пастбище, они спрятались под брюхом баранов, вцепившись руками в густую шерсть животных и обрели, таким образом, свободу. В бараньей шерсти трижды пряталась от недостойных и Аши, иранская богиня удачи.

Символом исключительности явились в греческих мифах златорунная овечка Атрея и золотой баран Гермеса. Благодаря последнему аргонавты испытали множество приключений и преодолели немыслимые препятствия. Поход античных героев за золотым руном сопоставим по значимости со странствиями рыцарей Круглого стола, разыскивавших Святой Грааль, и с многовековыми исканиями алхимиков, пытавшихся получить мифический философский камень. Все их устремления, в сущности, означают одно: поиск высшего идеала, попытку решения сверхзадачи и достижения сверхцели.

Причудливая народная фантазия способна породить и не такое диво, как златорунный барашек. В книге Томаса Брауна «Ходячие суеверия» (1646) приводится краткое описание забавного гибридного существа:

«Превеликим чудом считается «баромец», это странное растение — животное, или растительный «татарский овен», которое с удовольствием пожирают волки; оно имеет форму овна, при надломе испускает кровавый сок и продолжает жить даже тогда, когда все растения вокруг него погибают».

А что же овцы? В мифологии эти беспомощные создания имеют своих небесных покровителей. О них трогательно заботится шумерская «Матушка-Овца» Лахар, римский Палее, осетинский Фальвар, адыгейский Емыш, владеющий бесчисленными отарами волшебных овец и т.д. Оберегают овец и земные пастыри — последователи библейского Авеля.

Они всегда готовы защитить своих жалобно блеющих подопечных от любой опасности. Яркий тому пример — пастух Антагор, в борьбе за овцу из вверенного ему стада одолевший.самого Геракла. Помимо богов и людей у овец есть и природные покровители — бараны.

Власть барана над отарой овец сродни власти вождя над толпой, недаром уже в Ветхом Завете под баранами подразумевались цари, а под овцами — целые народы.

В древнеегипетской иконографии в виде барана (или человека с головой барана) изображались многие великие боги: создатель первых людей Хнум, бог солнца Амон, покровитель Гераклеополя Херишеф, властитель 11-го нома Верхнего Египта Меримутеф.

Особой символической мощью наделены бараньи рога. Спиралевидные рога египетских богов символизируют циклическое движение солнца через земной мир живых и загробное Царство Мертвых. У иудеев священный рог шофар — символ защиты, а библейский баран с четырьмя рогами — эмблема мудрости. В национальном орнаменте татар, калмыков, алтайцев, бурят и тувинцев узор в виде рогов барана олицетворяет настойчивость и целеустремленность.

В религиозном искусстве народов Востока барану принадлежит самая почетная роль. На Кавказе, например, изображение барана заменяет эмблему достатка и богатства. Еще более важное значение придавалось этой эмблеме в Сасанидском искусстве Ирана, где баран являлся воплощением фарна (божественной сущности), символизирующим верховную власть, могущество и богатство.

В религии древних народов и баран, и овца выступают как угодные богам жертвенные животные, однако, совершая жертвоприношение, необходимо было учитывать вкусы привередливых богов. Дело в том, что Аларды, злобный дух оспы у осетин, предпочитал полакомиться белым барашком, тогда как Нгаи, громовержец у масаев, баранину и на дух не переносил; ему подавай только овцу, и непременно черную.

Труднее всего было прокормить пучеглазого китайского водяного Эрлана, уплетавшего за один присест сотни баранов и овец любой расцветки. И упаси Бог не угодить божественным гурманам — тогда новый Потоп и оспа в придачу гарантированы.

Разорительные жертвоприношения — неотъемлемая часть культа всех языческих религий, существовавших на заре человечества. Повзрослев, цивилизация сделала выбор в пользу более дешевого и практичного монотеизма (единобожия). В христианстве, например, никакие жертвы не нужны — единственной искупительной жертвой за все грехи мира выступает сам Сын Божий.

В христианской символике есть место и овцам, и баранам, и пастырям. Овца здесь олицетворяет всю паству — неразумное разношерстное стадо, не способное и шагу ступить без мудрого руководителя. Смиренная и кроткая овечка, покорно следующая указанной церковью тропой спасения, ассоциируется с основной массой благонамеренных верующих; «заблудшая овца» — с невольным грешником, «черная овца» — с закоренелым грешником, а «паршивая овца» — с неисправимым еретиком.

Наставлять паству на путь истинный, а равным образом оберегать божьих овечек от происков волка рыщущего (дьявола), призваны духовные пастыри, поэтому белая шерстяная сутана митрополита и папы римского служит знаком пастыря, несущего овцу на своих плечах. Охрану символической отары несут и многочисленные подпаски — клирики, и псы Господни — доминиканцы. Но поскольку главным, природным вождем стада является все-таки баран, то в его шкуру нередко рядили Самого Иисуса Христа.

Овен в астрологии — первый знак зодиакального круга, вступающий в силу в момент весеннего равноденствия, а посему он символизирует первопричину бытия, сакральный момент творения, начало природного цикла, весну и живительное солнечное тепло. Люди, рожденные в период его господства (21 марта — 19 апреля), просто-таки обречены стать лидерами, вождями, наставниками, чемпионами, первооткрывателями или первопроходцами.

Овны отважны как львы, стремительны как молнии, воинственны, как дети Марса, их воля несокрушима, как скала, и все препятствия на пути к намеченной цели они способны смести как ураган. Вместе с тем им присущи: баранье упрямство, непомерная гордыня, самовлюбленность Нарцисса и грубость дикаря. По мнению астрологов, в политике эти люди руководствуются иезуитским девизом: «Цель оправдывает средства», а в любви хранят верность лишь собственным прихотям.

Особый раздел мантики, именуемый скапулимантией, использует в качестве главного инструмента предсказания судьбы баранью лопатку. Скапулимантия — один из древнейших видов гадания, практиковавшийся колдунами и шаманами многих народов мира. В английском языке сохранилось даже специальное выражение, означающее буквально: «читать по лопаточной кости».

Нехитрый процесс гадания сводится к следующему. Вываренную и тщательно очищенную правую баранью лопатку держат над огнем до тех пор, пока кость не растрескается. Затем колдун приступает к изучению полученных результатов. За основу берется самая длинная продольная трещина, трактуемая как «линия жизни». Немаловажную роль играют в гадании и поперечные трещины: те из них, что лежат справа от основной линии, предвещают радостные и счастливые события в жизни человека; те, что слева, — препятствия и дурные предзнаменования.

Какие именно — зависит только от фантазии колдуна. Хуже всего, если на лопатке обнаружится черное пятно, так как это явный знак смерти, и чем ближе такая «черная метка» расположена к «линии жизни», тем скорее могила распахнет вам свои жуткие объятия.

Здоровый как бык розовощекий детина, отродясь не страдавший даже икотой, получив такое пророчество, мог удивленно воскликнуть словами Вещего Олега: Так вот где таилась погибель моя! Мне смертию кость угрожала!

После чего либо уверовать в предсказание и помереть со страху, либо, вежливо поблагодарив колдуна, пожелать старому черту, чтоб он треснул вместе со всеми своими глупыми костями.

Однако мы совсем упустили из виду овец, а ведь оставлять без присмотра эту публику никак нельзя — сразу разбредутся кто куда. Впрочем, это еще куда ни шло, а вот в истории Англ ии XVI века произошло кое-что похуже: там всегда смирные и безобидные овечки вдруг показали волчий оскал. Англичане говорили даже, что «овцы пожирают людей». Да что там простые англичане! Сам канцлер королевства, знаменитый Томас Мор (1478—1535) писал, обращаясь к лордам и новым дворянам:

«Ваши овцы, обычно такие кроткие, довольные очень немногим, теперь, говорят, стали такими прожорливыми и неутолимыми, что поедают даже людей и опустошают целые поля, дома и города».

Разумеется, приведенные слова не стоит понимать буквально, поскольку все это — метафора. Дело в том, что разведение овец ради торговли шерстью сделалось в означенном веке исключительно выгодным занятием. Настолько выгодным, что родилась другая метафора: «Копыто овцы превращает песок в золото».

Но для выпаса овец требовались обширные пастбища, и тогда алчные феодалы начали захватывать общинные земли, сгоняя крестьян с их наделов и снося целые деревни, а лишенные средств к существованию люди, умирая от голода, проклинали ни в чем не повинных овец вместе с их бессовестными владельцами.

Экспорт шерсти приносил знати такие баснословные барыши, что ее единогласно признали «наиболее драгоценным продуктом королевства». Именно тогда в Англии и появился национальный символ богатства — мешок, доверху набитый овечьей шерстью. И по сей день этот мешок стоит в палате лордов, а на нем, словно на троне, восседает лорд-канцлер королевства.

Но вернемся к нашим баранам. В средневековой эмблематике необычайную популярность приобрел орден Золотого Руна, учрежденный в 1429 г. герцогом Бургундии Филиппом Добрым (см. раздел «Агнец»). На знаке ордена был изображен подвешенный на цепи золотой барашек, а над ним — золотой кремень с алыми языками пламени и девизом на синей эмали: «Награда не уступает подвигу».

Вскоре подобной эмблемой обзавелись и другие европейские властители, превратившие ее в высший монаршей милости, поэтому кавалерами ордена Золотого Руна становились лишь высокопоставленные особы. Нижняя часть орденского знака в виде золотого барашка сохранилась во всех вариантах ордена, зато его верхняя часть везде выглядела по-своему.

Так, австрийскую разновидность ордена отличала золотая пластина с изображением Ясона, поражающего дракона, а в испанском варианте верхнюю планку знака украшали пять крупных бразильских топазов. А вот во французском ордене «Трех Золотых Рун» коронованный императорский орел подцепил когтями целую связку из трех золотых барашков.

В наше время во многих странах Азии эмблема бараньей головы на торговых марках товаров является знаком высшего качества. И не только там. Красная баранья голова на эмблеме американской автомобильной марки «Додж» имеет, повидимому, аналогичное значение.

В геральдике эмблема овцы, барана или бараньей головы указывает на регионы развитого овцеводства. Белая овца включена в герб Фолклендских островов. Белый златорогий баран, мирно пасущийся в голубом поле, — государственная эмблема Фарерских островов, попавшая оттуда и в датский герб. Голова барана изображена в гербе Евпатории. В родовых гербах русских дворян Барановых, Баранецких, Баранских и Барановских эмблема идущего барана не имеет символического значения, т.е. является «говорящей».

В современном бытовом фольклоре отношение к нашим баранам и овцам резко негативное. Столь славный на Востоке овен у нас являет собой образец тупости («смотреть бараньими глазами», «…как баран на новые ворота»), тупого упрямства («прет, как баран») и полнейшей некомпетентности («…разбирается, как баран в апельсинах»).

Овца же выглядит как воплощенная трусость и глупость. Робкому человеку в шутку советуют «позаимствовать у овцы храбрости», а про показного храбреца говорят, что он «молодец против овец, а против молодца — и сам овца». Блеяние овцы ассоциируется с глупейшим лепетом, с крайне неразумными речами.

В коллективе самым вредным существом считается «паршивая овца», которая «…все стадо портит», хотя при желании даже из нее можно извлечь некоторую пользу («с паршивой овцы — хоть шерсти клок»). Особый смысл заключен в метафоре: «рядиться в овечью шкуру», т.е. скрывать агрессивные, враждебные намерения под личиной скромности и миролюбия.

Голова барана

Один из важнейших символов и одна из самых распространенных в мире эмблем (в вариантах: агнец, золотое руно, голова барана, рога барана). Баран символизирует огонь, солнечную энергию, пылкую страсть, мужество, импульсивность, упрямство. Во многих культурах с древнейших времен означает мужскую силу и сексуальную потенцию. Символ стихии – как созидательной, так и разрушительной, требующей жертв.

В современном бытовом понимании слово «баран» часто служит синонимом тупости или тупого упрямства.

Статья взята с сайта Магические символы

.

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.

Войти в личный кабинет
Вводный урок
Рубрики
Баннеры
Это интересно
Inverted Tree
Свежие комментарии
Мои читатели




free counters

error: Content is protected !!